1. Женщина в пословицах, в народных песнях.

2. Протестующие героини А. Н. Островского.



3. Сильная верой Соня Мармеладова Ф. М. Достоевского.

4. Женщины-патриотки Ги де Мопассана.

5. Женский идеал Льва Толстого, Генрика Ибсена.

6. Любовь собственника. Соме Форсайт, Клод Фроло.

«Женщина — загадка природы», «О женщина, тебе имя вероломство!», «Ты — женщина, ты — ведьмовский напиток!»...Эти и другие высказывания о женщине бытовали и бытуют до сих пор. Кто же это — женщина? Кем она является для мужчины? Как менялось представления о женщине в течение времени? Попытаться ответить на эти вопросы можно, проанализировав произведения писателей рубежа XIX и XX веков.

В русском фольклоре довольно противоречивое представление о женщине. Девушка в песнях — непременно красавица, лебедушка, нежная, милая. Но в то же время в пословицах и поговорках мы видим другое отношение к женщине: «Баба с возу — кобыле легче», «Баба — дура», «Волос долог, а ум короток» и т. д. Есть в русском фольклоре и другие пословицы, о месте женщины в семье: «Муж — голова, жена — шея», «Муж и жена — одна сатана». Но, несмотря на столь оптимистичные для женщин высказывания, более забитого и бесправного существа совсем недавно трудно было отыскать не только в России, но и в Европе.

В XIX веке витали идеи эмансипации, которые увенчались успехом в России только в XX веке. Раньше в сказках, приключенческих, некоторых исторических романах женщина была пассивным лицом, наградой за подвиг. Героиня ничего не предпринимает, а спокойно ждет своего избавителя. Поэты-трубадуры средних веков восхваляли Прекрасную Даму, а на деле? Н. Г. Чернышевский в своем романе «Что делать?» в последнем сне Веры Павловны хорошо показал судьбу Прекрасной Дамы. Мужчина восхищался красивой девушкой, умирал, глядя на окно ее кельи. А если она верила ему, становилась его женой, то не было конца побоями и изменам со стороны мужа.

Сложно проследить путь женщины-героини от пассивно ожидающей красавицы до героини активной со своим характером, достоинствами и недостатками. Ясно одно: мужчина со временем перестал рассуждать на тему «Есть ли у женщины душа», а понял, что она тоже человек.

К середине XIX века женщина уже давно имеет свой характер, лицо, она действует. В «Грозе» (1859) Н. А. Островского появляется главная героиня, которая борется против старых предрассудков, по-женски выражая свое несогласие, протест. Она несравненно выше мужчин в пьесе. Катерина смелей и решительней и мужа, и «порядочно образованного» возлюбленного.

Лариса в «Бесприданнице» (1878) уже осознает, что она вещь для собравшихся вокруг нее мужчин. Ее разыгрывают в орлянку как красивую безделушку. Выстрел Карандышева спасает ее от падения, она находит силы поблагодарить его за смерть. И в других пьесах Островского главные героини выше мужчин, они сильны своей любовью, готовы ради нее на многое.

Такие же женщины, сильные своей верой и незыблемыми представлениями о добре и зле, описаны в романе Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание» (1866). Ведь Соня Мармеладова помогла Раскольникову возродиться, повернуться вновь к добру. Она жертвует собой ради родных. Соня духовно выше героя и тянет его вверх за собой, тем самым спасая его. Здесь мы видим идеал самоотречения, и он приписан падшей женщине.

Женщина легкого поведения появляется в произведениях многих писателей конца XIX века. И у многих из них она носитель всех прекрасных человеческих черт. У Ги де Мопассана в новелле «Пышка» (1880) падшая женщина — настоящая патриотка. Пышка ненавидит захватчиков-прусаков. И она же жертвует собой, своими убеждениями кучке буржуа, которые за эту жертву ее же и презирали. Патриотка просыпается и в душе другой проститутки из новеллы «Мадмуазель Фифи»(1882). Рашель убивает пруссака за то, что он кричал, что все французские женщины принадлежат им. Сама же героиня не считает себя женщиной, она мстит за честных француженок.

Женщины, сумевшие пожертвовать всем: положением в обществе, детьми, семьей — ради мужей, изображены в поэме Н. А. Некрасова «Русские женщины» (1871 — 1872). Молодые дворянки сменяют блеск светских салонов на убогий домишко в Сибири, красавцев-ухажеров на мужа-каторжни-ка. Это великая сила духа и осознание долга жены — следовать за мужем.

Но первейший долг для женщины Л. Н. Толстого — материнство. Его Анна Каренина забыла долг: мужа и ребенка — ради своего личного счастья. Она забылась до того, что не замечает свою дочь от любимого Вронского. За это она жестоко наказана. Роман-эпопея «Война и мир» (1863 — 1869) написана гораздо раньше «Анны Карениной» (1873 — 1877), но и тут идеалом для писателя была женщина-мать Наташа Ростова.

Женщина у Генрика Ибсена в «Бранде» (1866) — тоже мать, но Агнесс отдает свою жизнь и жизнь своего дитя идее, которую проповедовал ее муж. Бранд, Агнесс и их сынишка Альф погибают в горах ради воплощения мысли героя: «Все или ничего». Сольвейг из другого произведения Ибсена «Пер Гюнт» (1867) ждет любимого долгие годы, пока Пер Гюнт странствует по свету, ищет счастье. Сольвейг с самого начала знала, где ее счастье — дома с Пер Гюнтом. Герой спасается в ее объятьях от Пуговичника, желающего переплавить его душу, как не выполнившую свою цель: «Будь собой». Значит, женщины Ибсена — носители высшего знания, спасительницы мужчины, жертвующие ему всем.

Рубеж веков — время появления в Европе крупных магазинов, промышленных предприятий, где человек представляется лишь крошечным легко заменяемым винтиком. В романе французского писателя Эмиля Золя «Дамское счастье» (1883) даны два типа женщин: продавщицы огромного магазина «Дамское счастье» и их покупательницы. Продавщицы и есть те маленькие винтики, в которых уже не видят женщину, а лишь объект эксплуатации. Винтик износился — найдем другой! Но и женщины-покупательницы — тоже объект эксплуатации со стороны владельцев дамских магазинов. Это эксплуатация тряпками. Золя в этом романе часто повторяет, что женщина для торгашей — лишь способ нажиться: «Магазины пробуждают в ней жажду новых наслаждений... Муре (хозяин магазина) воздвигал ей храм, обслуживал целым легионом продавцов... но затем, опустошив ее карманы, измотав ей нервы, он за ее спиной проникался к ней затаенным мужским презрением...». В большом произведении английского писателя Джона Голсуорси «Сага о Форсайтах» (1906 — 1921) выражено несколько отношений мужчин к женщинам. Но, пожалуй, самые яркие — в любовном треугольнике Соме Форсайт — Ирен — Молодой Джолион Форсайт. Джолион просто боготворил Ирен, она была для него выражением высшей красоты, женственности. Соме тоже безумно любил ее, но любил как собственник. Соме мучился, осознавая, что Ирен его не любит, но не мог отпустить ее. Получив что-то в собственность, Соме не понимал, как можно от этого отказаться. Его отношение к Ирен напоминает безумную страсть Клода Фроло из «Собора Парижской Богоматери» Виктора Гюго. Соме, как и Фроло, любя женщину, не понимает, как можно не любить его самого за эту страсть. В темнице Фроло говорит Эсмеральде: «Умоляю тебя, если в тебе есть сердце, не отталкивай меня! О, я люблю тебя!.: Сжалься!» Но получив отказ, кричит: «Так умри же! Никто не будет обладать тобой!» Разумеется, Соме не дошел до убийства, он совершил другую крайность — высший акт собственности. Фразу Фроло повторяет и Карандышев из «Бесприданницы» (1878) А. Н. Островского. С криком: «Так не доставайся же ты никому!» — он убивает Ларису.

Сложно сделать выводы на основе лишь небольшого среза литературы рубежа XIX и XX веков. Но тем не менее писатели-мужчины показали, как изменилась сама женщина и отношение к ней. Женщина становится самостоятельней, сама решает за себя. Но и не забывает о своем главном предназначении — материнстве. Героини помнят и о любви и долге быть с любимым. Она идет за ним всюду, даже рискуя жизнью. Писатели, как ни странно, все чаще изображают женщин духовно выше мужчин-героев. Героини уже не вещи, бессловесные награды, и мужчина все больше уважает женщину как Личность.




See also: