I. Первые шаги в психологической прозе.

2. Художественные особенности повести.



3. Новые приемы, используемые Карамзиным.

Н. М. Карамзин, основоположник сентиментально-реалистической литературы, был признанным мастером создания замечательных повестей, рассказывающих о судьбах своих современников. Именно в этом жанре как нельзя полно раскрылся его талант писателя-сентименталиста.

Повести Карамзина: «Фрол Силин», «Бедная Лиза», «Наталья, боярская дочь», «Юлия», «Рыцарь нашего времени», «Чувствительный и холодный», «Марфа Посадница», — отличаясь друг от друга по своим художественным особенностям и структуре, являются тем не менее яркими образцами психологической прозы. Чаще всего в силу своей более подвижной эмоциональности и открытости чувств главными персонажами карамзинских повестей являлись представительницы прекрасного пола. При этом автор стремился рассмотреть характеры людей, принадлежащих совершенно различным сословиям, поэтому так разнообразны его герои: боярышня Наталья, «пейзанка» Лиза, светская дама Юлия, посадница Марфа, боярин Любое - лавский. Писатель не просто рассказывает о жизни того или иного человека, а старается раскрыть его внутренний мир, показать его достоинства и недостатки. Возможно, именно поэтому его герои очень реалистичны и как обычные люди они страдают и любят, совершают благородные и не всегда достойные поступки. Можно сказать, что Карамзину удалось глубоко постичь женскую душу своих героинь, а значит, создать многогранные и правдивые женские образы.

Наиболее популярной стала повесть писателя «Бедная Лиза». Считается, что на создание подобного образа Карамзина подтолкнуло творчество другого известного в свое время писателя М. Н. Муравьева, который одним из первых осознал внесословную ценность человеческой личности: «Меня поразило размышление, что в тот же самый день простой крестьянин внушил в меня почтение, когда я взирал с презрением на знатного, недостойного своей породы. Я почувствовал всю силу личного достоинства. Оно одно принадлежит человеку и возвышает всякое состояние». Подобно героям прозы Муравьева, Лиза, по предположениям литературоведов, живет в предместье, «подле березовой рощи, среди зеленого лога», что позволяет ей быть близкой к природе.

Главная героиня «Бедной Лизы», молодая девушка, родившись предположительно в крестьянской семье, воспитывалась в соответствии со строгими нравственными идеалами. Покойный отец ее «любил работу, пахал хорошо землю и вея всегда трезвую жизнь». Родители с детства внушали дочери правило «кормиться трудами своими и ничего не брать даром». Мать Лизы, рано потеряв мужа, осталась верной его памяти на долгие годы, «ибо и крестьянки любить умеют!»

На протяжении всего произведения заметна симпатия Николая Михайловича к своей героине. Возможно, он нарочно не раскрывает подлинную социальную среду своих персонажей, поэтому Лизу и ее мать можно отнести как к бедным горожанкам, так и к представительницам обедневшего дворянского рода. Ничто не указывает на то, что женщины были крепостными. Однако это не исключено, поскольку писатель подчеркивает, что Лиза «трудилась день и ночь — ткала холсты, вязала чулки, весною рвала цветы, а летом брала ягоды — и все сие продавала в Москве». Крестьянский быт и повседневная деятельность главных героинь также показывается автором в нарочито пасторальной манере: «...услужливая Лиза... побежала в погреб, принесла чистую кринку, покрытую чистым деревянным кружком, — схватила стакан, вымыла, вытерла его белым полотенцем».

Взаимоотношения Лизы и дворянина Эраста также наполнены сентиментальными идиллическими настроениями. Причем трагический финал продиктован не социальным неравенством возлюбленных, а неблагоприятно сложившимися обстоятельствами и легкомысленностью главного героя.

В этом наиболее четко проявляется идейное отличие повести Карамзина от произведений Радищева, который, наоборот, огромное значение придавал социальному окружению своих героев. Даже отношение друг к другу Лизы и Эраста несет на себе налет сентиментально-романтический настроя. Главные герои совершенно оторваны от реальной жизни. Причем если это простительно и даже свойственно богатому молодому человеку, который «читывал романы», то совершенно, по логике вещей, должно быть чуждо крестьянской девушке, привыкшей с раннего детства сталкиваться с реальной жизнью. Тем не менее молодые люди часто воспринимают себя персонажами из пастушеской идиллии. Даже Лиза в своих мечтах нередко представляет себя и своего избранника не теми, кем они являются в обыденной жизни: «Если бы тот, кто занимает теперь мысли мои, рожден был простым крестьянином, пастухом, — и если бы он теперь мимо меня гнал стадо свое: ах! Я поклонилась бы ему с улыбкой и сказала приветливо: здравствуй, любезный пастушок! Куда гонишь ты стадо свое? И здесь растет зеленая трава для овец твоих; и здесь алеют цветы, из которых можно сплести венок для шляпы твоей».

При этом язык, речевые обороты главных героев повести еще более подчеркивают сентиментально-романтический настрой всего произведения. Такие слова, как «душа», «любезный друг», «любовь», «алые цветы», изначально настраивают читателя на более романтический лад. Под пристальное внимание Карамзина попадает прежде всего на внутреннее состояние Эраста и Лизы. Автор, как искусный художник, тонко показывает рее оттенки этой любви. Образ главной героини, стремящейся к обретению настоящей любви, раскрыт довольно однолинейно. Карамзин здесь не стремится как-то вырваться за установленные правила: Лиза чувствительна и добродетельна, а ее «падение» не выходит за рамки этических норм. Однако для этого жанра совершенно не характерна трагическая развязка произведения. Впервые в русской сентиментальной прозе все заканчивается не свадьбой и воссоединением любящих сердец, а смертью одного из героев. Лиза покончила жизнь самоубийством. Тем не менее повесть Николая Михайловича отличается своей гуманистической направленностью, причем это распространяется не только на девушку, но и на ее избранника. При описании образа Эраста автор наконец решается отойти от общепринятых классических норм, обращаясь к естественным законам. Молодой человек, обладая благородным характером, сам себя осудил. Он почувствовал себя виноватым за смерть девушки и испытывал нравственные муки до конца своей жизни.

Про свою душевную драму повествует автору сам герой: «Эраст был до конца жизни своей несчастлив. Узнав о судьбе Лизиной, он не мог утешиться^ и почитал себя убийцею. Я познакомился с ним за~ год до его смерти. Он сам рассказал мне сию историю и привел меня к Лизиной могиле...». Благодаря отклонению от классицистических норм характер Эраста выглядит более жизненным и правдоподобным. Своим произведением Карамзин еще раз хочет доказать, что не существует объявленных злодеев, творящих зло только ради любви к самому злу и ненавидящих добро только потому, что это добро: «Люди делают много зла — без сомнения — но злодеев мало; заблуждение сердца, безрассудность, недостаток просвещения виною дурных дел... Совершенный злодей или человек, который любит зло для того, что оно зло, и ненавидит добро для того, что оно добро, есть едва ли не дурная пиитическая выдумка, по крайней мере чудовище вне природы, существо неизъяснимое по естественным законам». На примере Эраста автор показывает, что дурные поступки иногда свойственны и благородным людям. Сложная и многогранная человеческая натура, по мнению Карамзина, не может уместиться в строгих рамках классицизма. Возникла необходимость поиска в русской литературе новых направлений художественной выразительности.

Произведение писателя «Бедная Лиза» было довольно благосклонно принято литературной общественностью. Во многом это было связано с использованием автором новых форм художественной выразительности. По мнению В. В. Сиповского, Карамзин, подобно И. В. Гете, явил русскому читателю то «новое слово», которого все уже давно ожидали. Писатель продолжил свою литературную деятельность в области сентиментально-психологического направления.

Вскоре появилась еще одна его повесть — «Наталья, боярская дочь». Задумываясь как историческое произведение, она тем не менее более повествует о нежных чувствах главных героев, нежели о реальных исторических событиях. Новаторство Карамзина проявляется в тонком изображении внутреннего мира своих персонажей, более того, чувства главных героев передаются в развитии, в динамике. Наталья по своей сущности оказывается чуть ли не двойником Лизы, поскольку наделена теми же атрибутами, что и все героини сентиментальных повестей конца XVII! века.




See also: