1. Первые литературные шаги.

2. Основные темы и мотивы.



3. Трагическая судьба.

Еще в детстве М. И. Цветаева написала свои первые стихи. Выросшая в семье профессора-искусствоведа и замечательной пианистки, кем являлись ее родители, она не могла не увлечься искусством и литературой. Девочка выбрала поэзию. Уже в шестнадцать лет были напечатаны ее произведения в периодических изданиях.

Моим стихам, написанным так рано,

Что и не знала я, что я — поэт,

Сорвавшимся, как брызги из фонтана,

Как искры из ракет,...

Моим стихам, как драгоценным винам,

Настанет свой черед.

В восемнадцать лет девушка выпустила в свет свой первый стихотворный сборник, который сразу же вызвал интерес у литературной общественности к молодой талантливой поэтессе. Творчество Цветаевой по достоинству оценили такие мастера поэтического слова, как В. Я. Брюсов, Н. С. Гумилев. Марина Ивановна довольно рано поняла свое предназначение как поэта в этой жизни и никогда уже не отступала от однажды выбранного пути. Ее удивительные и завораживающие стихотворения быстро нашли почитателей среди ценителей русской поэзии, покорив их своей яркой творческой индивидуальностью и интенсивностью чувств:

— Бабушка! — Этот жестокий мятеж В сердце моем — не от вас ли?

Цветаева очень работоспособна. У поэтессы появляются все новые и новые сборники стихов: «Волшебный фонарь», «Из двух книг», позднее «Версты». Молодая поэтесса довольно успешно пробует себя и в драматургии. Она создает замечательные пьесы для театра-студии МХАТ. Марина Ивановна обращается к прозе, публикуя свои воспоминания о поэтах-современниках. Ее легкому перу принадлежат также такие прозаические произведения, как «Мой Пушкин», «Поэт и время», «Искусство при свете совести». После нее остается множество и талантливых поэтических переводов. Цветаева не может принять Октябрьскую революцию, поэтому в 1922 году вместе с семьей уезжает в Берлин. Однако не чужбине поэтесса не находит в себе сил как-то самореализоваться, воплотить в жизнь свои творческие замыслы и идеи. Во многом способствовали этому эмигрантские критики, настроенные довольно сурово по отношению к ее стихам и прозе. Настоящих почитателей цветаевского таланта здесь также не нашлось. Поэтессе не оставалось ничего другого, как вернуться в 1939 году на родину. В России ее судьба сложилась очень трагически. Ее произведения не печатали. Цветаева около двух лет перебивалась случайными переводами, а в 1941 году свела свои счеты с жизнью, будучи в эвакуации.

С первых ранних произведений поэтессы заметны четыре основных мотива: «любовь», «Россия», «поэзия», «смерть», тонкими неразрывными нитьями пронизывающих все ее творчество. Как любая незаурядная личность Марина Ивановна прекрасно разбиралась во всех оттенках и полутонах человеческих взаимоотношений, в частности отношений мужчины и женщины. Любовное чувство для поэтессы не является безоблачной тихой гаванью, это в первую очередь боль от неразделенного чувства:

Как живется вам с земною

Женщиною, без шестых Чувств?

Ну, за голову; счастливы?

Нет? В провале без глубин —

Как живется, милый? Тяжче ли?

Так же ли, как мне с другим?

Поэтесса воспринимает любовь в качестве трудной и яростной борьбы за свое счастье. Она готова сразиться с каждым, кто еще может претендовать на ее любимого. Отдаваясь своему чувству без остатка, она и от своего избранника требует того же:

Я тебя отвоюю у всех земель, у всех небес...

Я тебя отвоюю в всех других — у той одной,

Ты не будешь ничей жених, я — ничьей женой,

И в последнем споре возьму тебя — замолчи! —

У того, с которым Иаков стоял в ночи.

Цветаева даже восклицает: «О, проклятие! — у тебя остаешься ты...», — понимая, что накал ее страстей настолько высок, что едва ли найдется человек, который выдержал бы его. Вместе с тем она готова на самопожертвование:

Быть голубкой его орлиной!

Больше матери быть — Мариной!

С другой стороны, любовь, по мнению поэтессы, это прекрасное неистовство, которое то прикинется нежной голубкой, то свирепым своенравным ураганом. При этом какая бы любовь не досталась человеку — счастливая или неразделенная — это дар Божий. Несмотря на строптивый нрав и свободолюбивый характер Цветаева понимает, что в идеале любовь должна исключать всякую борьбу между мужчиной и женщиной:

Пришла, не Вечностью:

Пустоголовостью Твоей щебечущей

К груди...

— Не властвовать!

Без слов и на слово —

Любить...

У поэтессы очень много стихотворений посвящено несчастной любви, разлуке, одиночеству. Для нее эти явления неотъемлемая составляющая человеческого бытия. Ведь именно подобные взлеты и падения, острота обид, безысходность одиночества, вновь возникающий пожар чувств, внезапно возрожденная надежда, мечтательные грезы заставляют человека более остро почувствовать свой жизнь. Они заставляют ее приобрести тот неповторимый вкус, без которого мир был бы для каждого пресен и неинтересен:

Люблю — но мука еще жива.

Найди баюкающие слова...

Чувства и переживания позволяют человеку найти в себе силы и жить дальше. Пока в душе и сердце еще горит пламя любви, окружающий мир переливается всеми красками. Лишение этого животворящего тепла непременно приводит к смерти:

Все ведаю — не прекословь!

Вновь зрячая — уж не любовница!

Где отступается Любовь,

Там подступает Смерть-садовница.

Любовь для Марины Ивановны теснейшим образом связана и с жизнью, и со смертью. В последнем случае поэтесса рассматривает ее прежде всего как освобождение от тех запретов и оков, довлеющих над человеком при жизни. Смерть сама по себе несет очищение от всех земных грехов. Она определенный священный ритуал, который уже не требует какого-либо продолжения. Цветаева уверена, что после смерти человеку уже не нужны церковные мероприятия, освобожденная душа сама найдет себе дорогу к своей предначертанной участи: Жеребка не гоните черного,

Не поите попа соборного,

Вы кладите меня под яблоней,

Без моления, да без ладана.

С юношеских лет Марину Ивановну волнует вопрос о предназначении человека в этом мире, в частности о роли поэта в существующем обществе. Она сама очень трепетно относится к своей поэтической судьбе. По мнению Цветаевой, настоящий поэт приобретает большое значение в человеческом сообществе. Изначально он занимает особое несколько возвышенное место среди людей. Этот человек выше мелочных обыденных склок и недомолвок, поскольку вся его сущность направлена к прекрасному и божественному, весь он охвачен стремлением пробуждать души окружающих от сна. Именно поэтому далеко не всем дается поэтический дар, и простые люди с большой долей благоговения взирают на избранных:

И, под медленным снегом стоя,

Опущусь на колени в снег

И во имя твое святое

Поцелую Вечерний снег —

С другой стороны, Марина Ивановна хорошо осознает, что столь высокое звание во многом обязывает, заставляет его быть честным перед другими людьми и самим собой. Настоящий поэт всегда выступает в качестве непримиримого трибуна, не страшащегося поднимать на всеобщее обсуждение самые болезненные и острые темы, волнующие существующее общество:

Поэтов путь: жжя, а не согревая,

Рвя, а не взращивая — взрыв и взлом, —

Твоя стезя, гривастая кривая,

Не предугана календарем!

Нелегкая судьба поэта всегда непредсказуема и чаще всего трагична, поскольку мало кому нравится напоказ выставлять свои недостатки. Поэт — пророк, наделенный своими неординарными способностями предсказателя свыше. И после смерти ему уготовлена совершенно иная участь: Думали — Человек!

И умереть заставили.

Умер теперь. Навек.

— Плачьте о мертвом ангеле.

Еще одной важнейшей темой лирики Цветаевой является тема родины. Именно ей посвятила Марина Ивановна подавляющее число своих произведений. Наиболее светлые чувства она испытывает к городу, в котором родилась и выросла — к Москве. Цикл проникновенных стихов о столице раскрывает, насколько она дорога для поэтессы:

В дивном граде сем,

В мирном граде сем,

Где и мертвой мне

Будет радостно.

Цветаева, выросшая среди извилистых, по-до-машнему теплых улочек Москвы, не признает первенство холодного и надменного Петербурга:

Но выше вас, цари: колокола.

Пока они гремят из синевы —

Неоспоримо первенство Москвы.

Этот замечательный город всегда остается для Цветаевой самым главным и самым любимым. Через любовь к родному городу поэтесса чувствует привязанность ко всей России, где все для нее особенное. И небо в родной стороне не такое, как заграницей, и ветер здесь обладает более свободолюбивым и крутым характером:

А я-то ночами беседую с ветром...

С хорошим, с широким,

Российским, сквозным!

Становится понятно то мучительное сожаление поэтессы, которое охватила ее сердце, когда она была вынуждена покинуть Россию. Марина Ивановна трудно переживает свой отъезд, что моментально отражается в ее творчестве:

Были слезы больше глаз

Человеческих и звезд

Атлантических...

В эмиграции Цветаева не может привыкнуть к чужим обычаям, ей невыносима мысль о том, что она должна остаток жизни провести здесь, на чужбине. Ностальгия все более и более сдавливает ее сердце:

Даль, прирожденная, как боль,

Настолько родина и столь —

Рок, что повсюду, через всю

Даль — всю ее с собой несу!

Марина Ивановна сначала как-то старается противостоять этому всепоглощающему чувству, однако быстро понимает, что без России не мыслит своего существования:

Всяк дом мне чужд, всяк храм мне пуст,

И все — равно, и все — едино,

Но если по дороге — куст

Встает, особенно — рябина...

Цветаева все же вернулась на родину, хотя и не ждала от советского, нового ей общества какого-либо сочувствия или понимания.




See also: