1. Злободневность сказок.

2. Животный мир произведений.



3. Сатира на властьимуших.

Многие литературоведы склонны рассматривать сказки М. Е. Салтыкова-Щедрина в качестве малой энциклопедии его сатирического дара. Именно в этих сравнительно небольших по объему произведениях автор умудряется выразить весь тот житейский и литературный опыт, который накапливался в течение долгого времени. Необычные щедринские художественные образы, действующие персонажи, емкие темы как нельзя лучше воплотились в форме словесного народного творчества.

Салтыков-Щедрин мастерски сплел воедино и удивительные превращения главных героев, и перипетии сюжета, и своеобразный сказочный язык сказки, и злободневные проблемы своих современников. Ярко нотой в произведениях Михаила Евграфовича звучит мысль о том, что невозможно познать человеческую душу, не разобравшись в «готовностях», которые она в себе скрывает. Поэтому писатель огромное внимание уделяет крайним проявлениям человеческой натуры. Он старается поставить своих персонажей в такие условия, в которых человек бы «умел или смел», и посмотреть, что из этого получится. Форма сказки, ее неограниченными возможностями и волшебными превращениями в этом случае просто незаменима. Вместе с тем щедринские произведения отличаются от обычных народных творений своей общественно-идейной насыщенностью, что позволяет говорить уже об «идейной комедии» человеческого бытия.

Салтыков-Щедрин часто пользуется приемом, использующимся во многих народных сказках, когда главный герой является сначала перед читателем в качестве зверя, а только затем раскрывает свою высшую духовную сущность. Перемена облика необходима для того, чтобы показать, что под невзрачной внешностью скрываются невероятно богатые внутренние возможности. Писатель очень оригинально использует этот прием, причем с точностью до наоборот, описывая «хозяев жизни». Главный герой сказки «Дикий помещик» из добропорядочного и «гладкого» землевладельца превращается в животное. Сначала «россййский дворянин князь Урус-Кучум-Кильдибаев» предстает перед читателем в качестве непоколебимого крепостника со своими незыблемыми принципами. Он считает, что находится в своем природном и естественном развитии на ступеньку, а то и на две выше обычных людей, вызывающих в благородном человеке только раздражение и жалость. Салтыков-Щедрин предоставляет ему возможность избавиться от столь досадного раздражения. Он и читателей приглашает посмотреть, что же произойдет с помещиком, если его поместить в условия дикой природы один на один со стихийными силами. И вот как по волшебству все простое окружение Урус-Кучум-Кильдибаева исчезает. Вскоре вместо образованного и высокомерного помещика появляется настоящее животное: «Весь он, с головы до ног, оброс волосами, словно древний Исав, а ногти у него сделались как железные. Сморкаться уж он давно перестал, ходил все больше на четвереньках и даже удивлялся, как он прежде не замечал, что такой способ прогулки есть самый приличный и самый удобйый. Утратил даже способность произносить членораздельные звуки и усвоил себе какой-то особенный победный клик...». Именно это скрывало, оказывается, вполне милая и производящая вполне благоприятное впечатление оболочка. Выяснилось, что без простых людей, которые кормят, умывают, одевают, стирают одежду, человека попросту и не существует.

Примерно та же самая история случилась и в другой салтыковской сказке «Как мужик двух генералов прокормил». Здесь на необитаемый остров попали два генерала, привыкшие все свое время тратить на просиживание в департаментских креслах. Два приятеля не способны добыть себе пропитание даже в месте, где еда прямо над ними растет на деревьях и плещется у самого берега. В результате они пришли к мнению, что одним им не справиться, и отправились на поиски мужика. Только этот простой человек смог не только накормить генералов, но и доставить их домой, получив вознаграждение в виде мелкой монеты на водку. Известно, что каждое животное в русских народных сказках олицетворяет свою определенную черту или свойство характера: лиса — хитрость, заяц — трусливость, волк — свирепость. В своих произведениях Салтыков-Щедрин более изобретательно подходит к этому вопросу при изображении «хозяев жизни». Он старается заглянуть намного глубже. Рассматривая качества характера уже в целом известного героя, писатель с разных точек зрения оценивает персонажа. Например, у большинства людей, под влиянием русских народных сказок, орел ассоциируется с силой, царским величием, высотой полета. У Салтыкова-Щедрина эта гордая птица вызывает совершенно другие чувства, что заметно из сказки «Орел-меценат». Автор видит орла прежде всего хищником, сильным и опасным: «...сильны, дальнозорки, быстры и беспощадны, то весьма естественно, что при появлении их, все пернатое царство спешит притаиться». Следует заметить, что в те далекие времена эта птица присутствовала на официальной эмблеме Российского самодержавного государства. И вдруг орел выставлен перед читателем как деспотичный правитель, противник просвещения и культуры. Тем самым Салтыков-Щедрин делал вызов всему самодержавию, утверждая, что невозможно нормальное развитие культуры, науки и искусства, пока не будут искоренени угнетение и холопские привычки.

Безусловно, цензура быстро поняла истинный смысл произведения и запретила его. Любому просвещенному человеку было ясно, что если лишить рассказ элементов сказки и заменить птиц людьми, то на страницах произведения читатели встретятся с невежественным, но могущественным властелином, самодуром по своей природе: «Набрал бы он дворню и зажил бы припеваючи. Вороны бы сплетни ему переносили, попугаи — кувыркались бы, сорока бы кашу варила, скворцы — величальные песни бы пели, совы, сычи да филины по ночам дозором летали бы, а ястребы, коршуны да соколы пищу бы ему добывали». Таким образом, Салтыков-Щедрин в иносказательной форме выразил свое отношение к «власть имущим», к «хозяевам жизни». «Цензурное неистовство» заставляло писателя находить все новые и новые сказочные оболочки для своих серьезных размышлений о судьбе России, о правопорядке, об участи крепостных.

Сказка «Орел-меценат» в полной мере выразила беспокойство писателя по поводу усиления самодержавия. Птицы здесь занимались чисто человеческими делами и решали вопросы, свойственные для людей. Правда, общечеловеческие проблемы здесь рассматривались с чисто птичьей суетливостью и бестолковостью. Практически все сказки писателя выполнены в так называемой «эзоповской манере», когда горькая истина сознательно облекается автором в иносказательную, басенную форму. Михаил Евграфович и сам не раз говорил о том, что он — «Езоп и воспитанник цензурного ведомства». Однако иначе этот писатель не смог бы реализоваться в этой жизни, не сумел бы познать радость борьбы и преодоления. В своих произведениях Салтыков-Щедрин по-своему рассматривал и других зверей, уже наделенных сказками своими характерами и натурами. Так, к примеру, премудрый пескарь у писателя оказывается трусом, соловей — сладострастным и честолюбивым словолюбом, скворец — неисправимым льстецом. Во многих случаях сарказм Салтыкова-Щедрина направлен в сказках против «сильных мира сего». Писатель талантливо раскрывает отрицательные стороны своих персонажей, откровенно просмеивает невежество и самодурство «хозяев жизни»: «Тогда коршун с ястребом, не зная, кого изводить (воронье в счет не полагалось), стали изводить друг друга. И все на почве наук. Ястреб донес, что коршун, по секрету, читает часослов, а коршун съябедничал, что у ястреба в дупле «Новейший песенник» спрятан». Крепостные люди, и все те, кто не относился к «хозяевам жизни» вызывали у автора сочувствие. Во многих сказках писателя власть противопоставлена народу: два генерала и мужик, дикий помещик и крепостные крестьяне и т. д. И далеко не случайно Салтыков-Щедрин помещает «хозяев жизни» в такие условия, в которых они совершенно беспомощны без презираемого ими же люда.




See also: