1. Исторический фон «Слова...».

2. Противопоставление личной славы и блага родной земли. Образы Игоря и Святослава.



3. Высокий патриотизм «Слова...”.

О Русская земля! Уже за холмом ты!

«Слово о полку Игореве»

События, о которых идет речь в «Слове о полку Игореве», относятся к концу XII века. Однако две «язвы» — княжеские междоусобицы и половецкие набеги, особенно жестоко терзающие многострадальную Русь, «открылись» значительно раньше. Собственно говоря, тот громадный урон, который наносили русским землям половцы, во многом и был предрешен раздробленностью, разрозненностью княжеств, враждой русских князей между собой. Это очень наглядно показано в «Слове...». «Затихла борьба князей с погаными, ибо сказал брат брату: «Это мое, и то мое же». И стали князья про малое «это великое» молвить и сами себе беды ковать, а поганые со всех сторон приходили с победами на землю Русскую».

Кто такие были половцы? Степняки, кочевники, они приходили и уходили, как потоки сухого раскаленного ветра, оставляя после себя разоренные города и села. Существует версия, что образ Змея Горыныча в русских сказках, сжигающего все на своем пути, уводящего людей в плен — это своеобразная вариация исторической памяти о набегах степных народов.

Очевидно, что справиться с этим испытанием было возможно, лишь объединив силы всех русских княжеств. Попытку создания подобного военного союза предпринял князя киевский Святослав Всеволодович. Хотя объединить всех князей ему не удалось, определенных успехов он достиг: сообща с теми, кто откликнулся на его призыв, он в 1183 году разбил половцев. Планировался еще один поход, который должен был закрепить успехи русского оружия.

Среди союзников Святослава был Игорь, князь Новгород-Северский. Именно его несвоевременная инициатива разрушила дальнейшие планы русских. Игорь возглавил собственную дружину и выступил против половцев. Однако он был разбит и взят в плен. Но поражение Игоря имело печальные последствия не только для него и его сторонников. Многие русские земли снова подверглись жестокому нападению половцев, воспрянувших после победы над Новгород-Северским князем. Что же заставило Игоря выступить против половцев с малочисленной дружиной? Казалось бы, никакой объективной необходимости в этом не было — враг не стоял у ворот его крепости, более того, князь имел определенные обязательства по участию в общем походе. А разгадка проста. Она кроется в понимания личной славы и доблести как высшей ценности. Но сказали вы: «Помужествуем сами: прежнюю славу сами похитим, а нынешнюю меж собой разделим», — сетует мудрый Святослав, узнав о пленении Игоря, его родных и друзей, участвовавших с ним в злополучном походе. Отношение к личной славе воина как к величайшей ценности в раннем Средневековье было характерно не только для Руси, но и для других народов Европы. Однако автор «Слова...», несмотря на прославление доблести князя Игоря и его воинства, указывает на то, что для правителя высшей ценностью должно быть благо его страны. Слава простого воина в подвигах на поле брани, а честь и слава князя — в первую очередь в благоденствии подданных. Таким образом, отвага и доблесть князя должна служить во благо его народу, а не проявляться нерасчетливо, только ради того, чтобы дать тему для песен сказителей.

Удивительно, но неразумный поступок Игоря действительно был воспет неизвестным автором (или авторами) «Слова...». Вполне возможно, что произведение было создано по заказу самого князя или кого-то из его близких. Во всяком случае, похвала Игорю в тексте «Слова...» присутствует. Конечно, в определенном смысле князь Игорь заслуживает уважения за свою храбрость и решительность. Однако ему недостает мудрости, этого благословенного качества немногих по-настоящему великих правителей, идеал которого для автора «Слова...» воплотился в образе князя киевского Святослава Всеволодовича. Святослава и его сторонников едва ли справедливо будет считать недостаточно храбрыми воинами. Однако разница между Святославом и Игорем заключается в том, что киевский князь объективно оценил собственные силы и пришел к выводу, что без помощи других князей поход против половцев не принесет желаемого результата.

Интересно отметить, как эти два персонажа «Слова...» относятся к явлениям, которые они расценивают как дурные предзнаменования. Игорь и его воины стали свидетелями солнечного затмения. Тень, накрывшая все войско, вероятно, поразила воображение древних русичей — люди Средневековья относились к подобным явлениям с трепетом. В самом деле, затмение было предостережением не в меру рискованному князю — ведь впере-' ди его воинов ждали плен или гибель. Но как повел себя Игорь? Хотя он и счел затмение знаком свыше, он не остановился. Страсть князкэум охватила, и желание изведать Дона великого заслонило ему предзнаменование. «Хочу, — сказал, — копье преломить на границе поля Половецкого, с вами, русичи, хочу либо голову сложить, либо шлемом испить из Дона».

Что же касается Святослава, то он увидел пророческий сон, предвещающий беду для Русской земли. Проснувшись, князь киевский узнает о походе Игоря и его пленении. Как же поступил Святослав? Он старается как можно скорее собрать других русских князей, чтобы идти на помощь Игорю и защитить Русь от нового вторжения степняков.

Итак, Игорь действует вопреки всему, вопреки договору, целесообразности и даже божественному предзнаменованию. Задачей Святослава, как более мудрого, становится минимизация урона от несвоевременного удальства Игоря.

Автор «Слова...», несмотря на то что восхваляет доблесть Игоря, искренне переживает по поводу его пленения, радуется его освобождению из неволи, постоянно сокрушается: «А Игорева храброго полка не воскресить!» В этой короткой фразе кроется не только печаль, но и осуждение необдуманного поступка Новгород-Северского князя. Ведь жажда славы, приведшая Игоря в плен, обер - , нулась бедой не только лично для него, но и для всей Русской земли. В неизмеримо большей мере, чем Игорь, заслуживает славы Святослав Всеволодович, усмиривший половцев. Автор «Слова...» упоминает о том, что многие другие народы прославляют мудрость Святослава, укоряя Игоря: «...немцы и венецианцы, тут греки и моравы поют славу Святославу, корят князя Игоря, который погрузил богатство на дно Каялы, реки половецкой — русское золото рассыпал».

Однако в чем же сила и притягательность «Слова о полку Игореве», помимо высокой художественности повествования? Разве это такое уж значительное событие — поход Новгород-Северского князя, да к тому же неудачный поход?

Но следует иметь в виду, что в сюжете «Слова...», в рассыпанных в его тексте упоминаниях о княжеских междоусобицах, в обрисованном несколькими штрихами образе князя киевского Святослава

скрыт глубокий смысл. Автор произведения наглядно показывает, какими бедами грозят стране раздробленность и вражда князей. Только в единении, в стремлении сообща беречь и защищать родную землю автор «Слова...», как и князь Святослав, видит будущее Руси.




See also: