1. Начало боевого пути главного героя повести Воробьева «Убиты под Москвой».

2. Преодоление себя.



3. Новый человек.

Повесть К. Д. Воробьева «Убиты под Москвой» начинается с того, что рота кремлевских курсантов прибывает на фронт. Подтянутым и еще ни разу не побывавшим на передовой курсантам вид встретивших их красноармейцев кажется неряшливым, а поведение — распущенным. Молодые ребята, еще ни разу не нюхавшие пороха, представляют, что, попав на передовую, станут тут же совершать героические подвиги. Однако все начинается с долгого похода, рытья окопов, причем непригодными для этого подручными средствами. Алексею, командиру взвода до конца не верится, что он уже на войне, командует людьми. Чуть ли не с первого боя попав в окружение, главный герой теряется. Рота кремлевских курсантов, еще, по сути, и не начавшая по-настоящему воевать оказывается разгромленной, разбитой бомбовыми атаками с воздуха, танковым наступлением неприятеля. Алексей, до предела выжатый беготней по редколесью, случайно оказывается в полузасыпанной землей воронке. Там он обнаруживает курсанта, который испытывает такую же растерянность, как и сам лейтенант.

В первый момент Алексею показалось, что курсант мертв: он «лежал лицом вниз, а нависшая над воронкой круглая лепеха соснового корня отекала на него сухим песком. Товарищ по несчастью напуган грохотом бомб и совершенно не понимает, где он находится и что ему делать. Пережидая танковый десант неприятеля, «они разом глубоко вдохнули и затихли». «Внезапно и жутко» главный герой догадывается, что перед ним находится самый настоящий дезертир, а значит, трус и изменник. Однако и он не сразу может взять себя в руки. Животный страх охватывает лейтенанта, который «всем телом подался к курсанту, затаенно молясь корню, осыпавшемуся на него песком и глиной. Минутная слабость отступила. Сначала лейтенант никак не связывает себя с курсантом. В негодовании он бьет этого скрюченного человека по лицу и поднимает пистолет. Алексей вдруг во всем своем существе чувствует ненависть к этому «мерзкому» типу. И вдруг, как озарение, на главного героя снисходит осознание своих собственных поступков: он «увидел себя со стороны». Вдруг оказалось, что он такой же трус, изменник родины, как оказавшийся по воле случая рядом с ним курсант. Он неожиданно понимает, что ему — командиру, не к лицу сидеть в воронке, прятаться и надеяться на то, что пронесет, пока его взвод еще воюет. Если ему суждено погибнуть, не уж никак не здесь, скрючившись от страха, а вместе со своими ребятами. Он здоров, а значит, должен продолжить бой. Сейчас лейтенант ненавидит уже не курсанта, а себя. Перед ним вдруг открылась своя собственная черта характера — слабость, малодушие. Злость на самого себя придает сил главному герою. Он кричит курсанту: «Вставай!... Там все гибнут, а ты... Вставай!...» Однако его слова направлены скорее всего к не курсанту, а к самому себе. Это себя он убеждает в том, что правильно поступить именно так, это себя он посылает под пули, гусеницы танков. Он зол на себя за то, что в первый момент смалодушничал, не выдержал выпавшего на его долю испытания. Алексей решает пробираться к своим. Если лейтенант осознает всю неправильность, даже преступность своего поведения, то курсант придерживается совершенно противоположного мнения. Он не считает. Что совершил преступление по отношению к своим же товарищам: «- да кому это нужно, чтобы мы тоже там погибли?», — спрашивает он командира. Курсанты выходят к своим. Случившееся происшествие отразилось на молодом лейтенанте. Он за один день, как бы, повзрослел. В одном из боев, единственный свидетель минутной слабости Алексея погибает. Однако это только расстраивает главного героя, поскольку он теряет возможность доказать этому человеку, что не трус, что уже умеет преодолеть свой страх. Курсант погибает и не видит, как его командир поджигает танк. Причем действия Алексея вполне осознаны. Они продиктованы не страхом и паникой, а холодным расчетом. Лейтенант преодолел себя, свой страх и его действия были разумны. Главный герой, бросив бутылку, не забыл сначала смочить бензином и поджечь паклю, и целенаправленно метил он именно в репицу, самую уязвимую часть танка. После взрыва Алексей, «привалясь к обвалившейся стене могилы, ...долго сидел обессиленный и обмякший, следя за тем, как из носа на подол гимнастерки размеренно стекали веские капли крови». В то же самое время лейтенант успокаивает себя: «Это только так, зараз пройдет...» Немного отдышавшись, он отрыл свою шинель, очистил от земли петлицы и оделся.

Это была победа, причем его личная победа над самим собой. Из всей роты в живых остался он один. Он рад, но не тому, что в этот раз смерть обошла его стороной, а своей первой победой над своими слабостями. С четырьмя винтовками на плечах, бутылкой зажигательной смеси, с пистолетом он возвращается к своим. Теперь он раз и навсегда избавился от страха перед захватчиками. Он доказал сам себе, что их можно уничтожать, а, значит, он будет бить их до последнего вздоха, пока до конца не очистит родную землю от фашистской нечисти. Он уже не тот прибывший на фронт зеленый юнец. А настоящий мужчина, которому все по плечу: «он ни о чем отчетливо не думал. Потому что им владело одновременно несколько чувств, одинаково равных по силе, — оторопелое удивление перед тем, чему он был свидетелем в эти пять дней, и тайная радость тому, что остался жив; желание как можно скорее увидеть своих...»




See also: