А. Н. Майкова и А. А. Фета с полным правом можно назвать певцами природы. В пейзажной лирике они достигли блистательных художественных высот, подлинной глубины. Их поэзия привлекает остротой зрения, тонкостью изображения, любовным вниманием к мельчайшим подробностям жизни родной природы. А. Н. Майков к тому же был еще и хорошим художником, поэтому любил поэтически отображать яркое, солнечное состояние природы в своих стихах. А что может быть ярче и солнечнее поющего весеннего или летнего дня? Проснувшаяся, входящая в силу после холодов земля радует глаз буйством красок, «теплит сердце» надеждами и приветом, заставляет беспричинно улыбаться, как это описывается в стихотворении А. Н. Майкова «После зыблется цветами». Поэтическое пространство здесь лишено образов, оно все залито светом, даже пение жаворонков словно растворяется в «блеске полдня». И внутрь этой картины поэт помещает себя, не нарушая ее гармонии, а наоборот, передавая состояние счастливого единения человеческой души и окружающего мира в минуту восторга:  

О, откуда раздаются Голоса их, я не знаю… Но, им внемля, взоры к небу, Улыбаясь, обращаю.

  Возвышенное, торжественное настроение стихотворению придает лексика: «зыблется», «бездны», «взор», «тешат», «внемли». Эти слова высокой стилистической окраски как бы увлекают читателя в голубые бездны, куда устремляет свой взор и поэт. Также гармоничен, прекрасен мир в лирике А. А. Фета. Но поэт не стремится к изображению целостного и завершенного образа природы. Его интересуют «поэтические события» в жизни природы: розы грустят и смеются, тонко позванивает колокольчик в цветнике, раскидывает ветви пушистая весенняя верба, и «первый ландыш» «из?под снега просит солнечных лучей». Конечно, самой богатой на такие события может быть опять же весна с ее стремлением к жизни, радости. Поэтому в стихотворении «Первый ландыш» так много восклицательных предложений. Фету важно не фотографически точно изобразить явления природы, а передать свои впечатления от них. И ландыш в его стихотворении становится не просто образом, а образом?переживанием:  

О первый ландыш! Из?под снега Ты просишь солнечных лучей; Какая девственная нега В душистой чистоте твоей!

  Такие стихи обращены не к уму, а к чувствам человека с его склонностью к неожиданным связям и ассоциациям:  

Так дева в первый раз вздыхает О чем – неясно ей самой, – И робкий вздох благоухает Избытком жизни молодой.

  У Фета «воздух, свет и думы заодно»: его поэтическое чувство проникает за грани обычных вещей и явлений в запредельную тайну мироздания:  

Как первый луч весенний ярок! Какие в нем нисходят сны!

  Этим объясняются и нарушение у поэта традиционной условности метафорического языка, всякие границы между человеком и природой устранены: речь в стихотворении идет сразу и о ландыше, и о деве. Еще одна особенность фетовской лирики состоит в музыкальности, которая проявляется в озвучивании предметов и явлений окружающего мира. Песенное начало есть и в стихотворении «Первый ландыш». Его создают, во?первых, лексические повторы: «первый», «весна – весенний», «дева – девственный», «вздыхает – вздох», а также анафоры: «как», «какие», синонимы: «душистой – благоухает». Чтение таких стихов, как «Поле зыблется цветами», «Первый ландыш» доставляет настоящее наслаждение, позволяя окунуться в прекрасный мир поэзии и весны.




See also: