1. Определения терминов «футуризм», «кубофутуризм».

2. Мотивы футуризма в лирике В. В. Маяковского.



3. Основные образы и художественные средства.

4. Проблемы кубофутуризма.

Слова на свободе!

Лозунг итальянских футуристов

Двадцатый век принес множество нововведений. Кардинально менялись промышленность, техника, социальное устройство государства. Изменились культура и искусство, появилось множество кардинально новых течений и направлений. В частности, появились такие направления, как футуризм и кубофутуризм.

В литературоведческом словаре эти термины взаимосвязаны и имеют следующее определение: «футуризм — направление в литературе и изобразительном искусстве, появившееся в начале XX века. Отводя себе роль прообраза искусства будущего, футуризм в качестве основной программы выдвигал идею разрушения культурных стереотипов и предлагал взамен апологию техники и урбанизма как главных признаков настоящего и грядущего.

Кубофутуризм — направление в искусстве авангарда в начале XX века, в живописи, соединившее в себе наработки итальянских футуристов (например, Боччони) и французских кубистов (например, Брак).

Поэзия футуризма и живопись кубофутуризма (публично этот термин был озвучен в 1913 году Корнеем Чуковским) тесно переплетены в истории. В России “кубофутуризм” было также одним из самоназваний поэтической группы “Гилея", противопоставлявшим ее эгофутуризму Игоря Северянина и его последователей (а впоследствии и другим футуристическим группировкам, таким как “Мезонин поэзии” и “Центрифуга”). К поэтам-ку-бофутуристам относились Велимир Хлебников, Елена Гуро, Давид и Николай Бурлюки, Василий Каменский, Владимир Маяковский, Алексей Крученых, Бенедикт Лившиц и т. д. Многие из них выступали и как художники».

Однако одна фигура из перечисленных выше оказалась особо значимой для развития футуризма в России. Эта фигура — Владимир Маяковский. Произведения Маяковского своеобразны, но органичны. Ярый приверженец футуризма, поэт часто вносил в свои стихи характерные для этого направления элементы: отсутствие живой природы и замена ее техникой, ускорение ритмов жизни, частое обращение к природе и динамике современного города.

При этом чисто футуристом Маяковского назвать нельзя: в арсенале поэта огромное количество необычных и интересных приемов. За счет предельной конкретизации изображаемого мира стихотворения насыщены яркими, броскими и запоминающимися образами. В связи с тем, что для выражения индивидуального восприятия мира Маяковскому не хватало слов родного языка, он ввел множество неологизмов, часть из которых вошла в повседневный обиходный словарь. Оригинальностью отличается и собственно стихотворный стиль поэта. Здесь и рваные разрушенные строки, и отсутствие деления на классические двух - и трехстишия, и использование в стихотворном тексте неприемлемых ранее символов — арабских и римских цифр, нот, знаков препинания в несвойственном им значении. Ярким примером такого нестандартного произведения является стихотворение «Из улицы в улицу», в котором динамично и зримо описывается современный, шумный город:

Улица. Улица через долго годов

Через железных коней с окон бегущих домов прыгнули первые кубы.

Необычность графической записи стихотворения приковывает внимание: подобная кривизна строк вызывает ассоциации с кривыми переулками шумного города. Впечатление шума и динамики усиливается за счет четкого, держащего читателя в напряжении ритма строк — слогов. Но при этом привычное мировоззрение, понимание города нарушено. Здесь дома, выше колоколен: Лебеди шей колокольных, гнитесь в силках проводов...

Миром правит человек-фокусник, тянущий «рельсы из пасти трамвая». Солнце забыто, его заменил фонарь:

Лысый фонарь сладострастно снимает с улицы черный чулок.

Подобную картину мира, донельзя искаженную, но динамичную и яркую, удобнее всего представлять в стиле авангарда, когда картина не передает четкие, фотографические изображения, но позволяет разглядеть эмоции художника, владевшие им при взгляде на определенный предмет.

Образ города — большого, страшного, грязного — в творчестве Маяковского не единичен. Еще одним запоминающимся стихотворением может быть «Адище города». Само название может заинтересовать читателя за счет использования в нем окказионализма «адище». такой термин помогает понять масштаб описываемого пространства и состояние тревоги или ужаса, которое при этом возникает.

Действительно, изображенный на закате, кажется, в преддверии смерти, город пугает. Хрупкий человек жалок и беспомощен перед величием этой громады:

Сбитый старикашка шарил очки и заплакал, когда в вечереющем смерче проезжающий трамвай с разбега взметнул зрачки.

Миром правит уже не человек, а созданная им техника. Природа беспомощна — всевидящее око солнца ослепло: «Где у раненого солнца вытекал глаз...». Лирический герой, то слабый, то, напротив, всемогущий («А вы могли бы»):

Я смазал карту будня,

плеснувши краску из стакана...

При минимальном количестве действительно важных с житейской точки зрения описательных моментов, картина, возникающая у читателя при прочтении стихов Маяковского, оказывается на удивление яркой, динамичной. Язык произведений художника богат цветописью и звукописью, да и сами рваные строки позволяют добиться разных эффектов восприятия — то стихотворное описание медлительно и плавно, то — рвано, остро, грубо, то мягко и максимально реалистично. Так же и ритм — он может меняться в одном произведении несколько раз — от бешеного стука конских копыт к размеренному биению человеческого сердца и плавному шуму накатывающих на берег волн.

Однако у футуризма, так же как и у любого другого направления в искусстве, существуют как ярые приверженцы, так и враги. Последние, выступая против представителей этого жанра, нажимали в основном на тот факт, что стихотворения футуристов слишком образны, иногда даже перенасыщены описаниями и эмоциональными картинами. При этом во многом восприятие футуризма (как и картин художников-кубистов) напрямую зависит от личных, индивидуальных впечатлений читателя (зрителя). В связи с тем, что люди обладают различным взглядом на жизнь, житейским опытом и способом восприятия мира, картина, стихотворение, мелодия для каждого будет сугубо индивидуальна.

Отсутствие возможности вывести объективное мнение долгое время не позволяло футуризму стать заслуженно понятым литературным направлением. Однако в современном мире множество исследователей вновь обратилось к этому таинственному направлению, что обещает новые открытия в литературном мире.




See also: