1. Особенности романтизма.

2. Стихийные силы природы в балладах.



3. Любовь и потусторонний мир.

Романтизм как направление в литературе и искусстве сформировался в Европе в конце XVIII — начале XIX веков. Он возник как протест против принципов рационализма. На смену культу разума пришло возвышенное отношение к чувствам, к индивидуальным переживаниям и иррациональному опыту личности. Неприятие серой обыденности привело к тому, что действие в произведениях пи-сателей-романтиков, как правило, разворачивается на эффектном, необычном фоне: это может быть пейзаж экзотических стран, дикий горный ландшафт, зловещее кладбище или древний замок, овеянный мрачными преданиями. Естественно, что на столь ярком фоне хорошо заметен лишь незаурядный герой, исключительные черты которого способны потрясти воображение в не меньшей степени, чем избранное автором место действия. Что же касается времени, к которому относятся описываемые события, то романтики нередко помещали действие своих произведений в прошлое, либо же время оставалось неопределенным. Интерес к прошлому неразрывно связан с историческими и фольклорными мотивами в творчестве романтиков. Обращение к фольклору сыграло не последнюю роль в том, что в произведениях романтиков значительное место отводится сверхъестественным существам и явлениям, которые действуют наравне с персонажами-людьми. Писатели-романтики охотно перерабатывали старинные легенды и предания, изобилующие фантастическими сюжетами и образами.

Среди русских писателей первым поэтом-роман-тиком, органично воспринявшим и развившим традиции нового литературного направления, несомненно, следует назвать В. А. Жуковского. Одним из излюбленных жанров этого поэта была баллада — жанр, весьма популярный в средние века. Баллада — это поэтическое произведение, в основе которого лежит сюжет исторического, фантастического, фольклорного, бытового характера. В средние века баллады пели под аккомпанемент музыкальных инструментов.

В поэзии Жуковского четко прослеживается связь с песенной традицией Средневековья: баллады русского романтика мелодичны и музыкальны. Творчество Жуковского также тесно связано с творчеством европейских романтиков: большинство сюжетов заимствовано из произведений Ф. Шиллера, И. В. Гете и других известных авторов. Однако вольный перевод или переработка какого-либо произведения Жуковским привносили в баллады индивидуальное восприятие и переживания русского поэта, подчас раскрывая новые стороны того или иного сюжета.

Тема столкновения человека с таинственными стихийными существами — русалками, ундинами, Лесным царем — не раз звучит в балладах Жуковского. Подобные мотивы были распространены в легендах Средневековья, в которых многие поэты-романтики черпали вдохновение. В балладе «Рыбак» неосторожность и доверчивость человека, бездумно устремившегося навстречу русалке, приводит его к гибели. Это сюжет очень древен: например, гибель проплывающим мореходам несет сладкогласное пение сирен древнегреческой мифологии. И русалка, и ее предшественницы-си-рены — существа, связанные с водой; а водная стихия в мифах символизирует неуправляемые эмоции. Для молодого, неопытного человека нередко стремление слепо последовать туда, куда его зовут собственные чувства и страсти, поэтому голос русалки и нашел отклик в душе рыбака:

В нем вся душа тоски полна,

Как будто друг шепнул!

Иной образ стихийного существа предстает в балладе «Лесной царь». Вероятно, образ Лесного царя возник в результате переработки древних представлений о божествах — покровителях леса, или же о таинственном народе эльфов, которые, как гласят легенды, порой уводили людей — и детей, и взрослых — в свои сказочные владения. Лесной царь, как и русалка в балладе «Рыбак», расхваливает перед человеком свои владения. Но если рыбак не задумывался о реальной угрозе, которую представляет водоем для жизни человека, то появление Лесного царя, во владениях которого люди все же вполне могут находиться довольно долго без вреда для себя, ужасно пугает ребенка. А ведь Лесной царь поначалу разговаривает с ним ласково и приветливо, предлагая показать много интересного. Между тем страх ребенка лишь возрастает, и Лесной царь, выведенный из себя отсутствием положительной реакции на свои заманчивые посулы, переходит к угрозам. Казалось бы, вот тогда-то еще можно бы испугаться!

Видимо, проблема заключается в том страхе, который большинство людей испытывает перед таинственными, непознанными явлениями. А Лесной царь конечно же существо загадочное. Не Лесной царь убивает ребенка — он умирает, не в силах справиться со страхом. И Лесной царь, и русалка из баллады «Рыбак» — это существа иного порядка, нежели человек. Возможно, и русалка не стремилась погубить рыбака — для нее-то жизнь в воде естественна, а то, что для человека эта среда обитания не подходит, русалка могла и не знать. Однако ее таинственное могущество подчинило нестойкую душу рыбака, он оказался во власти одного стремления. Одна эмоция — страх — овладевает и ребенком при появлении Лесного царя. Но опасность заключается не столько в самих этих существах, сколько в человеческой душе, в неумении человека управлять своими эмоциями. Страх так же неуместен при общении с таинственными силами, как и абсолютная доверчивость.

Итак, мы видим, что в этих двух произведениях Жуковского присутствуют мотивы, характерные для романтизма: действие разворачивается на живописном фоне природы, в событиях принимают участие таинственные существа, кроме того, балладам присущ особый мрачный колорит, который также является следованием романтическим традициям. Сюжет одной из сйоих наиболее известных баллад

— «Светлана» — Жуковский также позаимствовал у европейских авторов, обратившихся к древним преданиям. Однако для этой баллады характерен ярко выраженный русский колорит: поэт описывает обряды святочного гадания, которые еще и в его время сохранялись в деревнях:

Раз в крещенский вечерок

Девушки гадали:

За ворота башмачок,

Сняв с ноги, бросали...

В балладе нашел отражение мотив встречи с же-нихом-мертвецом, который использовали многие писатели-романтики. Этот мотив заимствован из средневековых легенд; но в балладе «Светлана» он обретает иное звучание. Оказывается, это всего лишь сон: на самом деле жених Светланы жив и невредим. Главная идея автора заключается в том, что девушка без ропота на судьбу перенесла разлуку с любимым, и за это Бог наградил ее.

Тема человеческой любви и взаимоотношений с Богом повторяется и в другой балладе Жуковского

— «Людмила», которую, пожалуй, можно назвать двойником «Светланы». Сюжеты обеих баллад схожи, ведь автор написал их на основе одного и того же материала. Однако Людмила, в отличие от Светланы, ропщет на Бога при вести о гибели жениха. Поэтому и утащил ее мертвец в свою могилу

— раз девушка сочла Бога своим врагом, она утратила защиту от мрачного могущества зловещих сил. Идея практически та же, что и в балладе «Светлана» — человек должен смиренно принимать то, что посылает Бог, не лишая себя помощи свыше собственной гордыней и ропотом.

В балладах «Светлана» и «Людмила», как и в других произведениях Жуковского, звучат мотивы, характерные для романтизма: зловещая скачка, которая заканчивается у раскрытой могилы, кладбище, жених-мертвец, приехавший к живой невесте.




See also: