1. Басня — излюбленный жанр Крылова.

2. Первые литературные опыты.



3. Публицистическая деятельность.

Всю свою жизнь И. А. Крылов подчинил девизу А. Д. Кантемира: «В стихах смеюсь, а в сердце о злонравных плачу». Попробовав поработать во многих литературных жанрах, драматургии, комедии, журналистике, молодой литератор останавливается на баснях, как самом народном и доходчивом жанре. Возможно, поэтому его творчество явилось достойным завершением русской журнальной сатиры XVIII века.

Иван Андреевич родился в семье небогатого армейского офицера, и все детство и юношество провел в Твери, где протекала активная литературно-театральная жизнь. Когда мальчику исполнилось десять лет, умер отец. Мать не смогла добиться пенсии по потери кормильца, и мальчику довольно рано пришлось пойти работать в канцелярию под начальство тупого и жесткого «повытчика». Тем не менее юноша умудрялся не только посещать различные литературные диспуты, но и сам пытался сочинять свои произведения. Воспользовавшись первой же возможностью оставить свою должность и перебраться в Петербург, будущий баснописец в 1783 году написал комическую оперу «Кофейница» под влиянием комедий Д. И. Фонвизина, поставленных на русской сцене. Безусловно, выбор этого жанра был неслучаен. Молодой человек, с детства познакомившийся с нравами провинциальных канцелярий, жаждал вскрыть общественные язвы. Кроме того, опера обладала и непринужденной веселостью, и легкостью действия, и доступной музыкой. В то же самое время это музыкальное произведение было призвано давать пищу для серьезных размышлений зрителя. Несмотря на то что большинство комедий и комических опер Крылова так и не попали на большую сцену ввиду несхожести мировоззрений драматурга с театральной дирекцией, они имели большое значение в творчестве писателя. Именно в них оттачивалось мастерство диалога, формирование и раскрытие характеров, то есть всего того, что в будущем так пригодилось для басенного жанра.

К 1788 году Иван Андреевич окончательно рассорился с театральными критиками и обратил свой взор на журналистику. Следует отметить, что в 70—80-х годах XVII! столетия в журнальной сатире наблюдался определенный спад. Произведения этого жанра еще показывались на страницах столичных журналов, однако он давно уже потерял свою остроту и злободневность. Расцвет русской журналистики, достигнутый в периодических изданиях Н. И. Новикова, сошел на нет. Фонвизин пытался возродить прошлые сатирические традиции, однако его произведения были запрещены самой Екатериной II. Крылов не мог допустить исчезновения сатиры вообще и стал издавать свой собственный журнал, который был выдержан в традициях творчества Новикова и Фонвизина, однако более демократично высмеивал русское общество тех лет.

Первое издание литератора «Почта духов, ежемесячное издание, или Ученая, Нравственная и Критическая переписка Арабского Философа Мали-кульмулька с водяными воздушными и подземными духами» просуществовал восемь месяцев. Исследователи полагают, что в создании журнала участвовал А. Н. Радищев, а двадцать три из сорока восьми писем журнала представляют собой перевод из романов маркиза д’Аржана. Однако эти факты совершенно не умаляют заслуг Крылова, поскольку именно здесь проявилось огромное мастерство сатирика. Молодой литератор смог замечательно соединить оригинальные произведения с переводными материалами. В своем жур-

нале Иван Андреевич высмеивал недостатки всех без исключения сословий, всего того, что, по мнению автора, приносило вред русским людям. Именно в «Почте духов...» автор использовал многие сатирические мотивы и сюжеты, которые впоследствии развил в своих баснях. Здесь же он широко применял такой художественный прием, как зоологизацию. Так, к примеру, фамилия откупщика Скотонрава говорит сама за себя, а щеголь талантливо сравнивается с кривляющейся обезьяной, что позволяет придать образу большую выразительность. Наряду с зоологизацией Крылов часто использует в своих произведениях гротеск, пародию, гиперболу и другие художественные приемы. В 1792 году у него вместе с П. А. Плавильщи-ковым и А. И. Клушиным зародилась новая идея, и уже скоро читатели могли взять в руки и почитать новый сатирический журнал «Зритель».

Именно здесь была впервые напечатана острая антимонархическая сатира Крылова «Каиб». Произведение создавалось автором в жанре восточной повести, что явилось определенным прикрытием резкой критики самой императрицы. Кроме того, в «Каибе» писатель затрагивал проблемы классицистической и сентиментальной эстетики, искажающей действительность того времени. По сюжету произведения главный герой калиф встретил на своем пути поэта-одописца, который недавно восхвалял в своей оде визиря, повешенного за взятки. Ода была настолько мастерски написана, а добродетели казненного так правдоподобно воспеты, что «калиф зачал уже опасаться, не святого ли он повесил». Однако поэт успокоил его словами, что дает «воображению волю в похвалах с тем только условием, чтоб после всякое имя вставить можно было».

«Похвальная речь в память моему дедушке» создавалась Крыловым в жанре пародийного панегирика. Здесь автор резко разоблачал поместного крепостника, относящегося к псам лучше, чем к людям, поскольку «собака не слуга», она может и укусить. «Зритель» становится также первым изданием, где Крылов публикует и свои Знаменитые басни, открыто высмеивающие человеческую глупость, подлость, жадность и другие отрицательные стороны людского характера, хотя чаще всего главными героями являлись различные животные. Особенно конкретный характер обретали насмешки баснописца над Львами и Орлами:

Орел ответствует, наскуча вздором тем:

«Ты права, только не совсем.

Орлам случается и ниже кур спускаться:

Но курам никогда до облак не подняться!» Современники Крылова прекрасно понимали, что под маской басенных Львов, Ослов, Волков и Лисиц скрываются вполне конкретные исторические деятели, да и писательские обобщения всегда выходили за границы темы басни. Сам же автор всегда выступал на стороне слабого и угнетенного. Его раздражали «хозяева жизни», творящие на своем пути беззакония:

У сильного всегда бессильный виноват!..

«Ах, я чем виноват?» — «Молчи! устал я слушать, Досуг мне разбирать вины твои щенок!

Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать». Сатирическое изображение действительности, по мнению Ивана Андреевича, это одно из действен'? ных методов общественного воспитания. Поэтому к басне всегда предъявлялись самые высокие и серьезные требования. При всем этом басня представляет собой особый вид, где образ простодушного и якобы «наивного рассказчика сливается с формами речи. Не зря сам баснописец навсегда приобрел облик «дедушки Крылова», мудрого, лукавого и одновременно простодушного старичка.

Свою журналистскую деятельность Крылов закончил в издании «Санкт-Петербургский Меркурий». Несмотря на то что произведения писателя редко,

когда выходили за границы «просвещенного абсолютизма», это не мешало ему сатирически изображать царствование Екатерины II, противопоставляя реального императора идеальному. В прощальном слове к читателям Крылов и Кпушин указывали, что «слабо то сочинение, которое в самом .себе не заключает своего оправдания». Творческая деятельность Ивана Андреевича сыграла огромную роль в развитии российской литературы. Впервые в произведениях этого автора проявляются отличительные особенности реализма, зарождается демократическая эстетика. Дело Крылова в сфере журналистики впоследствии продолжил Н. И. Страхов в своем журнале «Сатирический вестник». Здесь также высмеивались негативные стороны жизни дворянского корпуса, в лучших традициях сочинений Крылова.

Главными персонажами издания становились представители высшего света, разоряющие своих крепостных, картежники, щеголи, моты, чиновни-ки-взяточники. В своем творчестве, по мнению П. Н. Беркова, баснописец отыскал самую удачную форму, когда классические принципы гармонично сочетаются с традициями народного театра, народных игрищ. Басни не умерли вместе с Крыловым. Многие из них и по сей день остаются актуальными и злободневными. Многие выражения и стихотворные строки превратились в пословицы и поговорки: «Вороне где-то бог послал кусочек сыра...», «А ларчик просто открывался...», «Ай, Моська! Знать, она сильна, Что лает на Слона!». И до сих пор басни Ивана Андреевича считаются сосредоточением мудрости и житейской смекалки.




See also: