Н. Н. не был в этот момент отношений с Асей готов к принятию определенного решения, и никакие силы не способны были это ускорить. Ася же, проникшись доверием к герою, полюбив его, не может медлить, не может находиться в неопределенности, ожидая решения своей участи, ждать и томиться неизвестностью. Ася сама, первая (как и пушкинская Татьяна) сделала шаг к решению их общей судьбы. В этом отношении Ася — самостоятельный человек, сложившаяся личность: она не перекладывает ни на кого решения, более того, не найдя поддержки в том, кого избрала своим героем, Ася порывает сразу со всем, что их связывает. Решение Аси благородно, герой же чувствует себя «как дурак». Вновь мы видим, что Н. Н. не успевает в своих чувствах за энергией и цельностью чувства Аси. Позже, бродя в одиночестве, Н. Н. сознает, чего он сам себя лишил: «Я осыпал себя укоризнами. Как я мог не понять причину, заставившую Асю переменить место нашего свидания, как не оценить, чего ей стоило прийти к этой старухе, как я не удержал ее! Наедине с ней в той глухой, едва освещенной комнате у меня достало силы, достало духа оттолкнуть ее от себя, даже упрекать ее... А теперь ее образ меня преследовал, я просил у ней прощения...». Свидание с Асей, ее признание, его укоризны и ожесточение, досада, наконец-то нашедшая выход, поторопили развитие его чувств, и, оттолкнув Асю, он быстро понял, что его душа ждет другого — любви. «Уже не досада меня грызла, — тайный страх терзал меня, и не один страх я чувствовал... нет, я чувствовал раскаяние, сожаление самое жгучее, любовь — да! самую нежную любовь». Поиск Аси, не вернувшейся домой после драматичного свидания, привел героя к себе, открыл ему его же любовь. Он решается сделать предложение, открыть Асе свою любовь, но опять откладывая это на завтра: «Я чуть было не постучал в окно. Я хотел тогда же сказать Гагину, что я прошу руки его сестры. Но такое сватанье в такую пору...». Тогда, в 25 лет, Н. Н. мог отложить приход счастья на завтра: «До завтра, — подумал я, — завтра я буду счастлив...» Теперь, прожив жизнь, герой произносит слова, которые можно считать девизом тургеневских повестей о любви: «Завтра я буду счастлив! У счастья нет завтрашнего дня; у него нет и вчерашнего; оно не помнит прошедшего, не думает о будущем; у него есть настоящее — и то не день, а мгновенье». Финал повести драматичен: в поисках Аси герой всякий раз не успевает за ней, как и прежде в чувствах. Н. Н. не встретил больше Асю, у него осталась лишь ее прощальная записка да засохший цветок. Записка Аси объясняет то, что мы, читатели, замечали не раз: герой не успевает в своей душевной работе за чувствами Аси, и в этом и заключается трагедия любви, по мысли И. С. Тургенева: «Прощайте, мы не увидимся более. Не из гордости я уезжаю — нет, мне нельзя иначе. Вчера, когда я плакала перед вами, если б вы мне сказали одно слово, одно только слово — я бы осталась. Вы его не сказали. Видно, так лучше... Прощайте навсегда!».