Порфирий Петрович — пристав следственных дел, дальний родственник Разумихина. Это человек умный, хитрый, проницательный, ироничный, незаурядный. Три встречи Раскольникова со следователем — своеобразный психологический поединок. У Порфирия Петровича нет улик против Раскольникова, но он убежден, что тот — преступник, и свою задачу как следователя видит либо в том, чтобы найти улики, либо в его признании. Вот как Порфирий Петрович описывает свое общение с преступником: «Видали бабочку перед свечкой? Ну, так он все будет, все будет около меня, как около свечки, кружиться; свобода не мила станет, станет задумываться, запутываться, сам себя кругом запутает, как в сетях, затревожит себя насмерть!.. и все будет, все будет около меня же круги давать, все суживая да суживая радиус, и — хлоп! Прямо мне в рот и влетит, я его и проглочу-с…» Во время первой встречи Порфирий ведет себя то «спокойно и холодно», то «язвительно» и иронично. Раскольников понимает игру следователя («он меня ощупывает», «В самом деле вы такой притворщик?»), поэтому в его душе появляется раздражение и злоба. Вопросы следователя, темы их разговоров постоянно держат Раскольникова в напряжении. Нашел Порфирий и статью, когда-то написанную Раскольниковым, и вызывает героя на разговор о его теории. Порфирий проницателен, вопросы, задаваемые Раскольникову, касаются самых существенных положений статьи: как отличить «обыкновенных» людей от «необыкновенных» и какие муки совести должен испытывать преступник. Вторая встреча Раскольникова со следователем еще более напряженная. Порфирий, не таясь, объясняет свою тактику: всякое преступление — частный случай, необходимо учитывать психологию преступника. «Да и пусть, пусть его погуляет пока, пусть; я ведь и без того знаю, что он моя жертвочка и никуда не убежит от меня!» Игра Порфирия становится намеренно открытой, в его голосе звучит то откровенная издевка, то нарочитое сочувствие, он то шепчет, то хихикает, то становится совершенно спокойным: «Да уж больше и нельзя себя выдать, батюшка, Родион Романыч». Оба, и следователь, и преступник, знают правду о преступлении, они вполне объяснились между собой. Раскольников в исступлении произносит, обнаруживая игру Порфирия: «Ты знал, что я болен, и раздражить меня хотел, до бешенства, чтоб я себя выдал, вот твоя цель!» Лишь нечаянный случай — признание в убийстве красильщика Николая — спасают Расколь-никова от неминуемого поражения. Но он понимает, что это лишь короткая передышка. «Может быть, развязка!» — думает Раскольников, вновь увидев Порфирия. Во время последнего свидания игра заканчивается, Порфирий Петрович откровенно рассказывает Раскольнико-ву о своем расследовании убийства, дает подробный анализ его поведения, указывает на откровенные ошибки и промахи, объясняет и мотивы совершения преступления и «совершенно убежденным голосом» завершает: «Как кто убил?.. да вы убили, Родион Романыч!» В сцене последнего свидания обнаруживаются и положительные человеческие качества Порфирия: сочувствие преступнику, желание помочь. Он искренне советует Рас-кольникову самому «учинить явку с повинной», ибо это облегчит его участь. Он подбадривает Раскольникова, убеждая его, что он «все-таки не безнадежный подлец. Совсем не такой подлец!», что «вам Бог жизнь приготовил», советует ему: «Станьте солнцем, вас все и увидят. Солнцу прежде всего надо быть солнцем». В поединке Раскольникова и Порфирия Петровича победил последний. Но, не признавая теорию Раскольникова, он не принимает его бунт против жизни и ее установлений.




See also: