1. Соотношение творчества и судьбы творца.

2. «Стихи к Блоку” — признание в любви поэзии.



3. 1917 год — начало трагедии поэта.

4. 1941 год — «конец спектакля”.

5. Цветаева-человек и Цветаева-поэт.

У каждого поэта, писателя, художника своя, зачастую сложная и трагическая, судьба. У кого-то она тесно переплетена с его произведениями, у кого-то творчество совершенно отдельно от личных переживаний создателя. Некоторые писатели вводят в текст автора, выражающего их волю, другие же вкладывают свои слова в уста одного из героев. Но в любом случае личная жизнь, судьба творца накладывает на его произведения неизгладимый отпечаток.

М. И. Цветаева — человек со сложной судьбой и поэт с огромным талантом. И в жизни, и в творчестве она оказалась верна самой себе, «добру и красоте не изменила».

Писать стихи она начинает рано и почти сразу же невероятные, талантливые стихи, и стихи эти о любви. Уже в раннем творчестве видно сходство лирической героини и самой Цветаевой:

Нас разлучили не люди, а тени.

Мальчик мой, сердце мое!..

Не было, нет и не будет замены,

Мальчик мой, сердце мое!

Лирика поэта обращена к самому тонкому — человеческой душе. Цветаева сосредоточена на внутреннем, вечно изменчивом мире человека и на самой человеческой жизни во всех ее проявлениях:

Кто создан из камня, кто создан из глины, —

А я серебрюсь и сверкаю!

Мне дело — измена, мне имя —

Марина,

Я — бренная пена морская.

Основой жизни Цветаевой, ее главной целью стала поэзия, и ей служила она беззаветно, невзирая на несчастья и невзгоды, преследовавшие ее на протяжении всей жизни. Но быт побеждает творчество, растущее из вдохновения и упорного, непрестанного труда. Результатом такого труда стало огромное творческое наследие — сотни поэм, пьес, мемуаров и критических статей, в которых Цветаева просто и искренне рассказывала сама о себе.

До начала революции поэт выпустила три тома своих поэтических творений, запечатлев тем самым свои мысли и голос на пестрых, многоцветных и разноголосых страницах литературы серебряного века. Она — автор оригинальных по мыслям и точных по форме произведений, многие из которых стали классическими, программными для русской поэзии этого периода.

Я знаю правду! Все прежние правды — прочь.

Не надо людям с людьми на земле бороться. Смотрите: вечер, смотрите: уж скоро ночь.

О чем — поэты, любовники, полководцы?

Уж ветер стелется. Уже земля в росе,

Уж скоро звездная в небе застанет вьюга,

И под землею скоро уснем мы все,

Кто на земле не давали уснуть друг другу... Понимание поэзии Цветаевой стоит умственных усилий. Поэт не опускается до своего читателя, а приподнимает его, ставя на одну ступень с собой. Так она определяла «сотворчество» поэта и читателя: «Что есть чтение, — как не разгадывание, толкование, извлечение тайного, оставшегося за строками, за пределом слов... Чтение — прежде всего — сотворчество... Устал от моей вещи, — значит, хорошо читал и — хорошее читал. Усталость читателя — усталость не опустошенная, а творческая».

Увидев А. А. Блока лишь однажды и мельком, поэт тем не менее посвящает ему целый цикл стихотворений, назвав его «Стихи к Блоку». И цикл этот необычен, он весь — длинное и легкое письмо влюбленной женщины своему любимому. Для нее Блок не реальный человек, а символ, аллегория самой поэзии, неслучайно называет она его «нежным призраком», «рыцарем без укоризны», «снежным лебедем», «светом тихим»:

Имя твое — птица в руке,

Имя твое — льдинка на языке,

Одно-единственное движенье губ.

Имя твое — пять букв.

В этих словах — любовь. Но нежная, чистая и необыкновенно, безумно недосягаемая:

Но моя река —да с твоей рекой,

Но моя рука —да с твоей рукой

Не сойдутся. Радость моя, доколь

Не догонит заря — зари.

Афористично и символично определяет Цветаева значение поэта и саму поэтическую сущность одной легкой строкой: «Равенство дара души и глагола — вот поэт». И действительно, в ней самой эти два качества невероятно тесно переплетались, образуя единую цельную личность:

Я счастлива жить образцово и просто:

Как солнце — как маятник — как календарь.

Быть светской пустынницей стройного роста,

Премудрой — как всякая Божия тварь.

Знать: Дух — мой сподвижник, и Дух — мой вожатый!

Входить без докладу, как луч и как взгляд.

Жить так, как пишу: образцово и сжато, —

Как Бог повелел и друзья не велят.

После революции 1917 года судьба Цветаевой делает крутой поворот — поэт оказывается глубоко несчастной, не понимая смысла революции и не принимая ее, оставшись одна с двумя маленькими детьми. Казалось, что все пропало — неизвестно местонахождение мужа, окружающим не до поэзии. Но вдохновение и творчество — вещи, не зависящие от времен, и Цветаева вопрошает в отчаянье:

Что же мне делать, ребром и промыслом

Певчей! — как провод! загар! Сибирь!

По наважденьям своим — как по мосту!

С их невесомостью

В мире гирь.

Ни в страшные послереволюционные годы, наполненные хаосом и разрухой, ни потом — оказавшись в эмиграции, Цветаева не предает сама себя, оставаясь такой и в жизни, и в стихах. Она по-прежнему болеет душой за оставленную далеко-далеко, изнасилованную и разоренную Россию.

Вернулась Марина Ивановна в Россию только в 1939 году, и именно с этого времени начинается последний акт трагедии ее жизни. Ужасная эпоха сталинизма, калечащая судьбы людей, продолжала тревожить мысли Цветаевой, поселив в них идею о том, что сейчас России как никогда нужен настоящий и искренний Поэт.

Но наступает 1941 год. Елабуга. Окончена трагедия, занавес — на шее Цветаевой затягивается петля.

Осталась только Поэзия.

Вскрыла жилы: неостановимо,

Невосстановимо хлещет жизнь.

Подставляйте миски и тарелки!

Всякая тарелка будет — мелкой.

Миска — плоской.

Через край — и мимо —

В землю черную, питать тростник.

Невозвратимо, неостановимо,

Невосстановимо хлещет стих.

И в произведениях, и в жизни Цветаева не предавала себя. Ей не надо было вводить в тексты образ автора или лирического героя, ведь талантливая поэтесса была одним с поэзией, неразделимым с творчеством. И в жизни, и в стихах она оставалась сильной и мятежной, способной даже через боль и унижения дарить окружающим Жизнь и Любовь:

Птица-Феникс я, только в огне пою!

Поддержите высокую жизнь мою!

Высоко горю — и горю дотла!

Ида будет вам ночь — светла!

Это пророчество поэта сбылось — Цветаева известна и почитаема и по сей день.




See also: