1. Что такое любовь для Цветаевой.

2. Лирическая героиня.



3. Тема любви в позднем творчестве.

Любовь! Любовь! И в судорогах и в гробе Насторожусь - прельщусь — смущусь — рванусь...

М. И. Цветаева

Любовь — одна из важных тем в творчестве М. И. Цветаевой. С юных лет поэтесса не представляла себя без этого чувства. Первым объектом ее любви, получившей поэтическое выражение, стал сын Наполеона, герой «Орленка», ее любимой поэмы Э. Ростана, которую Марина перевела в юности. Позже всякий человек, в котором она видела или придумывала родство душ, невольно становился для нее объектом любви. Вне любви себя Цветаева не мыслила и в этом чувстве она растворялась вся. Вспомним, как познакомилась Цветаева со своим будущим мужем, С. Я. Эфроном. Встретив его на пляже, она загадала, если он принесет ей любимый камень сердолик, то они поженятся. Подобные этой истории романтические мотивы свойственны ее стихам, но ее лирическая героиня не только романтична. Любовь Цветаевой может быть открытой и жертвенной, смелой, вызывающей, заботливой. Для ее героини любовь — это бытие. В стихах Марины Ивановны представлены все стороны, все времена любви — ее зарождение, влюбленность, ее пожар, расцвет, период ревности, окончание любви, разлука.

Откуда такая нежность?

Не первые — эти кудри

Разглаживаю, и губы

Знавала — темней твоих.

... Откуда такая нежность?

И что с нею делать, отрок

Лукавый, певец захожий,

С ресницами — нет длинней?

«Цветаевское “люблю” подозрительно часто не укладывалось в представление о чувствах, привычно связанных с этим словом, оказывалось в некой нестандартной цепочке причин и следствий, эмоций и понятий... в необычайно богатом мире Цветаевой обнаружилось неисчислимое количество граней любовного чувства», - пишет биограф поэтессы И. Кудрова. Она называет многолюбие важной чертой поэтессы, каждое вспыхнувшее в ней чувство Марина Ивановна выражала стихами. С. Е. Голлидэй, С. Я. Парнок, О. Э. Мандельштам, Б. Л. Пастернак, Р. М. Рильке - любовь к этим людям подарила нам прекрасные цветаевские стихи. Полюбив человека, Цветаева присваивала его себе, навсегда. Считая его своим, она выплескивала на него всю себя, все свои эмоции, радости, и конечно же любовь.

В 1916 году в письме П. Юркевичу юная Цветаева пишет, что для нее заключено в слове «любовь»: «С самого моего детства, с тех пор, как я себя помню, мне казалось, что я хочу, чтобы меня любили. Теперь я знаю и говорю каждому: мне не нужно любви, мне нужно понимание. Для меня это — любовь. А то, что вы называете любовью (жертвы, верность, ревность), берегите для других, для другой,

— мне этого не нужно. А я хочу легкости, свободы, взаимопонимания — никого не держать и чтобы никто не держал!»

А. А. Саакянц комментирует ранние стихи Цветаевой так: «Юношеская лирика Марины Цветаевой — дневник ее души. В стихах она запечатлевает всех, кого любит, кем захвачена; ее лирическая героиня тождественна с ней».

Героиня стихов Цветаевой многолика — это покорная «прекрасная, самовластная, в себе не властная, сладострастная» Манон Леско, обольстительница Кармен, которую Цветаева делает парой Дон-Жуану, дерзкая цыганка Мариула, воинственная амазонка, ворожея. Любовь для них – молниеносное чувство, порыв, отрыв от земли.

Она привораживает любимого —

Развела тебе в стакане

Горстку жженых волос

Чтоб не елось, чтоб не пелось,

Не пилось, не спалось.

Чтобы молодость — не в радость,

Чтобы сахар — не в сладость,

Чтоб не ладил в тьме ночной

С молодой женой.

Лирическая героиня стремится понять чувства Дон-Жуана:

И была у Дон-Жуана — шпага,

И была у Дон-Жуана — Донна Анна.

Вот и все, что люди мне сказали

О прекрасном, о несчастном Дон-Жуане.

Но сегодня я была умна:

Ровно в полночь вышла на дорогу;

Кто-то шел со мною в ногу,

Называя имена.

И белел в тумане посох странный...

— Не было у Дон-Жуана — Донны Анны!

Она способна сказать спасибо за то, что ее не любят, и сожалеть об этом.

Спасибо вам и сердцем и рукой

За то, что вы меня — не зная сами! —

Так любите: за мой ночной покой,

За редкость встреч закатными часами.

За наши не-гулянья под луной,

За солнце, не у нас над головами, —

За то, что вы больны — увы! — не мной,

За то, что я больна — увы! — не вами!

Любовь — «одной волною накатило, другой волною унесло» — сменяется ревностью. Ироничногорько говорит с возлюбленным брошенная героиня, принижая ту, другую женщину, простую, ради которой ее бросили:

Как живется вам с другою, —

Проще ведь? — Удар весла! —

Линией береговою

Скоро ль память отошла...

Как живется вам с простою

Женщиною? Без божеств?..

... Как живется вам с земною

Женщиною, без шестых Чувств?..

Ну, за голову: счастливы?

Нет? В провале без глубин —

Как живется, милый? Тяжче ли,

Так же ли, как мне с другим?

Героиня оскорблена изменой, она хочет и эгоистично уязвить любимого тем, что она не осталась одна, и подчеркнуть свою неповторимость для него, божественность. Прием антитезы ярко разграничивает образ брошенной героини и образ другой женщины. Следует заметить, что вину за происшедшее героиня полностью перекладывает на героя. Риторические вопросы героини подчеркивают ее особенность.

Вопль души героини сливается с «воплем женщин всех времен»: «Мой милый, что тебе я сделала?» Жить приучил в самом огне,

Сам бросил - в степь заледенелую!

Вот что ты, милый, сделал мне!

Мой милый, что тебе - я сделала?

Искренность любви разбивается о холодность возлюбленного. Трагизм усиливается от строчки к строчке, героиня страдает, чувствует обречен-ность своей любви и ищет объяснений - если не у возлюбленного, то хоть у чего-то: стула, кровати. Она готова просить прощения даже не зная, за что. Позже лирическая героиня меняется - теперь это Сивилла, Эвридика, Ариадна, Федра. Смена героини вызвана мотивом трагедийности любви, ее обреченности, невозможности вернуть уходящее. Героиня спускается с небес на землю и теряет надежду.

Самое большое цветаевское произведение о любви - это автобиографическая «Поэма конца», построенная, по словам критиков, на контрасте «быта» и «бытия». Вот как определяет это чувство Цветаева:

Любовь, это плоть и кровь.

Цвет, собственной кровью полит.

Вы думаете — любовь —

Беседовать через столик?

Часочек — и по домам?

Как те господа и дамы?

Любовь, э то значит...

— Храм?

Дитя, замените шрамом с

На шраме!

...«Любовь, это значит лук

Натянутый лук: разлука»...

Этой поэмой восхищался Б. Л. Пастернак: «Поэма Конца — свой, лирически замкнутый, до последней степени утвержденный мир».

«Всеми моими стихами я обязана людям, которых любила — которые меня любили — или не любили», - так писала М. И. Цветаева в конце жизни. Пусть не всегда ее чувство понимали и принимали, ибо, как заметила исследователь е творчества Кудрова, любовь для Цветаевой - совсем не то, что понимают под этим словом многие, но ее переживания и эмоции бумага сохранила для потомков и открыла нам эту новую, незнакомую сторону поэтессы.




See also: