Тема любви решена в лирике Некрасова весьма своеобразно. Именно здесь в полной мере проявилось его художественное новаторство. В отличие от своих предшественников, предпочитавших изображать любовное чувство “в прекрасных мгновениях”, Некрасов не обошёл вниманием и ту “прозу”, которая “в любви неизбежна” («Мы с тобой бестолковые люди…»). Однако, говоря словами известного некрасововеда Н.Скатова, он “не только прозаизировал поэзию любви, но и поэтизировал её прозу”. Из трёх десятков лучших любовных стихотворений Некрасова в сочинении необходимо упомянуть семь-восемь, а рассмотреть подробно не меньше трёх-четырёх. Основное внимание естественно уделить “панаевскому циклу”. Авдотья Алексеевна Панаева — главный адресат интимной лирики Некрасова. Отношения с Панаевой стали темой многих стихотворений Некрасова, создававшихся на протяжении почти десяти лет. Это настоящий роман в стихах, в котором нашли отражение различные моменты в жизни лирических героев.

Именно лирических, обратим на это внимание выпускников, так как, хотя цикл и имеет реальную биографическую основу, образы лирических героев нельзя отождествлять с их литературными прототипами. Сам Некрасов видел в своих стихах не просто стихотворное обращение к определённой женщине, а придавал им гораздо большее значение. Он печатал эти стихи в журналах, а значит, сознательно делал их предметом поэзии, общим достоянием. “Панаевский цикл” — пример того, как личное, интимное в лирике становится общечеловеческим. В нём мы почти не найдём социальных мотивов, присущих всей лирике Некрасова. Можно сказать, что стихотворения цикла намеренно асоциальны, лишены каких-то конкретных деталей и намёков.



На первом плане здесь психологическая мотивировка, изображение чувств и переживаний героев, как и у Тютчева, “поединок роковой”. Что можно сказать об этих двоих? Он человек рефлектирующий, склонный к мнительности, подозрениям, унынию, озлоблению. Впрочем, о нёммало что известно. В центре “панаевского цикла” — она. И именно в создании характера героини проявилось новаторство Некрасова. Это характер совсем новый, и кроме того, он “дан в развитии, в разных, неожиданных даже, его проявлениях, самоотверженный и жестокий, любящий и ревнивый, страдающий и заставляющий страдать” (Скатов). Далее необходимо проанализировать основные мотивы “панаевского цикла” (напомним, что мотив — устойчивый, повторяющийся элемент сюжета, характерный для нескольких произведений). Это прежде всего мотивы ссоры («Если, мучимый страстью мятежной…», «Мы с тобой бестолковые люди…»); расставания, разлуки («Так это шутка? Милая моя…», «Прощание») или их предчувствия («Я не люблю иронии твоей…»); воспоминания («Да, наша жизнь текла мятежно…», «Давно — отвергнутый тобою…»); писем («Сожжённые письма») и др. “Панаевским” стихам присуща некоторая парность (ср., например, «Тяжёлый год — сломил меня недуг…» и «Тяжёлый крест достался мне на долю…», «Прости» и «Прощание»). Таким образом, стихотворения цикла объединяют не только общность содержания, но и художественные особенности: сквозные образы и детали; “нервность” интонации, передающая почти “достоевские” страсти; фрагментарность, обозначаемая на письме многоточиями, которыми кончаются многие стихотворения.

Говоря о самом известном некрасовском цикле, нельзя обойтись без сравнения его с “денисьевским циклом” Тютчева. (Сходство это подробно проанализировано в работах Скатова.) Как и у Тютчева, любовь у Некрасова почти никогда не бывает счастливой. Мотивы страдания, “незаконности” любви, “мятежности” пронизывают оба цикла и тем самым объединяют — в интимной лирике — двух столь разных поэтов. В заключение ещё раз вернёмся к вопросу о новаторстве любовной лирики Некрасова. Оно состоит не только в новизне содержания (“прозы жизни”), но и в том, что для изображения “непоэтических” явлений поэт находит соответствующую художественную форму: разговорную речь, прозаизмы, новаторское стихосложение. Позже эти особенности некрасовской поэтики будут продолжены другим поэтом-новатором — В.Маяковским, у которого тема любви также получает очень своеобразную трактовку.




See also: