1. Соперничество Чацкого и Молчалина.

2. Взаимоотношения княжны Мери, Печорина и Грушницкого.



3. Столкновение Павла Кирсанова и Евгения Базарова.

Говорить о любовном соперничестве применительно ко многим произведениям русской литературы можно лишь с большой долей условности. На самом деле мы же не можем сказать, что Онегин и Ленский соперничали из-за Ольги? То есть, Ленс-кому-то, конечно, дело представлялось именно так, но со стороны отлично видно, что Онегин ничуть не заинтересован в благосклонности очаровательной и немного ветреной Ольги. Остановимся подробнее на нескольких произведениях.

В комедии А. С. Грибоедова «Горе от ума», по крайней мере, мы находим необходимейшие условия любовного соперничества между двумя героями. И Чацкий, и Молчалин по тем или иным причинам заинтересованы во внимании и расположении Софьи. Другое дело, что причины этой заинтересованности у кавалеров разные. Чацкий и Софья знают друг друга с детства; легко догадаться, что они испытывали взаимную детскую привязанность, которая переросла в юношескую влюбленность. Правда, Софья забыла об этом увлечении, избрав отцовского секретаря Молчалина объектом своего обожания. Зато Чацкий не только не забыл прежней любви, но и лелеет надежду на прежнюю взаимность. Эта надежда очень быстро рассеивается, однако Чацкий во что бы то ни стало желает узнать, кто же избранник Софьи. Молчалин, на котором по странной прихоти судьбы остановился благосклонный взор дочери его патрона, вовсе не испытывает к Софье Павловне каких-то романтических чувств. Тем не менее он покорно и добросовестно изображает преданного возлюбленного. Зачем? В этом для Молчалина большой расчет. Желая достигнуть определенных высот, продвигаясь по служебной лестнице, он старается угодить каждому, кто уже занимает значительное положение в обществе. А Софья — дочь его непосредственного начальника, которой «кормит и поит, а иногда и чином подарит», по меткому замечанию Лизы, служанки Софьи.

Итак, в комедии Грибоедова как будто есть необходимые предпосылки для соперничества героев из-за девушки. Да только где оно, это соперничество? Да, Чацкий стремится узнать, кто его счастливый соперник. Софья проговорилась, но Чацкий, побеседовав с предметом ее увлечения лично, приходит к выводу, что «обманщица смеялась» над ним. Разве субъект «с такими чувствами, с такой душой», который полагает, что человек, не имеющий высокого чина, обязан поддакивать высокопоставленным особам, не смея иметь собственное мнение, может быть любим? Да он видит в женщинах лишь возможных покровительниц в продвижении по службе!

Чацкий старается показать Софье всю ничтожность Молчалина. Но ведь Чацкий нападает на всех, поэтому Софья склонна расценить его выпады против Молчалина просто как проявления склочной натуры. Заметим: Чацкий абсолютно ничего не делает, чтобы показать свою персону в более или менее благоприятном свете перед любимой девушкой. То есть он демонстративно не конкурирует с Молчалиным, показной скромностью и услужливостью безмерно умиляющим и восхищающим мечтательную Софью. Чацкий куда больше, чем любовными делами, занят обличением пороков общества. Когда же все с замечательным единодушием набрасываются на него, подхватив пущенную Софьей фразу о безумии Чацкого, а мол-чалинская суть обнаруживается во всей своей двоедушной красе, Чацкий гордо выходит из игры. «Карету мне, карету!», — театрально восклицает он и величественно удаляется со сцены.

Но обратимся к другому произведению. В романе М. Ю. Лермонтова «Герой нашего времени» Грушницкий и Печорин даже стреляются из-за девушки! Чем не любовное соперничество? Кроме того, герои предпринимали неоднократные попытки завоевать симпатию юной княжны Мери — только с различным успехом. Грушницкий сначала был ей интересен, но быстро надоел. Что же касается Печорина, то сначала Мери испытывала по отношению к нему неприязненное предубеждение, однако старания опытного сердцееда не пропали даром, и девушка влюбилась в него. Рассерженный Грушницкий клевещет на княжну; Печорин, как полагается человеку благородному, защищает честь девушки. Так внешне выглядит ситуация, описанная в романе. Но на самом деле ни Грушницкому, ни Печорину нет дела до Мери. Грушницкий страдает от ущемленного самолюбия, ему требуется излить свою злость. Кроме того, он завидует успехам Печорина. А тот вскружил голову княжне без каких-либо далеко идущих планов. Обстоятельства сложились так, что он, как порядочный человек, не вправе молча проглотить грязную ложь Грушницкого. Печорин без колебаний рискует своей жизнью, но связывать свою жизнь с Мери он не намерен. Его конфликт с Грушницким — это столкновение характеров, а не любовное соперничество.

Наконец, остановимся еще на одном примере так называемого любовного соперничества в русской литературе. В романе И. С. Тургенева «Отцы и дети» тоже происходит дуэль. Оба ее участника неравнодушны к одной и той же женщине. Павел Петрович Кирсанов ничем не обнаруживал своего чувства к Фенечке, возлюбленной своего брата Николая. А вот Евгений Базаров, приятель Аркадия, Сына Николая Петровича, почувствовав влечение к этой женщине, завел с ней двусмысленный разговор, намеками давая понять, что она ему нравится, а потом дерзко поцеловал ее. Случайно оказавшийся свидетелем этой сцены Павел Петрович Кирсанов вызвал его на дуэль. Это сделано им не столько из-за заботы о счастье брата, сколько в порыве собственной ревности. Однако как комично обставлена эта дуэль! Если в лермонтовском «Герое нашего времени» дуэль героев имеет соответствующий колорит боя не на жизнь, а не смерть, то в «Отцах и детях» Тургенева она превращается почти что в комическую сцену: за деревом мнется камердинер Петр, исполняющий обязанности секунданта. Этот секундант во время поединка дрожал, как осиновый лист, а потом, по завершении дуэли, вопреки приказанию Павла Петровича переполошил Николая Петровича неожиданным сообщением, хотя всего-то требовалось сбегать за экипажем, в котором можно было бы доставить домой раненого Павла Петровича.

Но, помимо фарсового оформления этой дуэли, встает вопрос: в чем же была цель поединка? Павел Петрович изыскивал способ, как под благовидным предлогом выдворить своего соперника из имения брата. Этой цели он достиг. Но для обоих соперников и речи быть не могло о взаимности Фенечки, ведь она любила только Николая Петровича и вовсе не собиралась изменять ему




See also: