Сегодня не для кого не является секретом, что плановой в Советском Союзе была не только экономика, но и жизнь вообще. Жизнь, которая включает в себя и личные судьбы людей, и культуру, науку. А можно ли планировать творчество? На это однозначно и утвердительно отвечала цензура. В 1925-1926 годах писателю А. А. Фадееву была поставлена политическая задача - написать роман, который бы показал, каков идейный истинный коммунист. Писатель считал: «Первая и основная мысль: в гражданской войне происходит отбор человеческого материала, все враждебное сметается революцией, все не способное к революционной настоящей борьбе, случайно попавшее в лагерь революции, отсеивается, а все поднявшееся из подлинных корней революции, из миллионных масс народа закаляется, растет, развивается в этой борьбе. Происходит огромнейшая переделка людей. Эта переделка происходит успешно потому, что революцией руководят передовые представители рабочего класса - коммунисты, которые ясно видят цель движения и которые ведут за собой отсталых и помогают им перевоспитываться». Так появился роман «Разгром», состоящий из семнадцати глав, каждая из которых имеет свое название. Они так органично дополняют друг друга, что вырвать из текста какую-нибудь из них практически невозможно, несмотря на то, что глава «Разведка Метелицы» имеет некоторую композиционную незавершенность.

На протяжении первых восьми глав автор дает возможность читателю привыкнуть к жизни героев, познать их психологию. Он пока еще намечает основные конфликты, обрисовывая положение дел в отряде. Читатель видит, что же было основным занятием «коммунистов» (так как не все ими были по-настоящему): развлечения, пьянство и разбои. Пятую неделю отряд стоял на отдыхе. А Фадеев тем временем нарисовал нам судьбы основных, центральных персонажей пьесы.



Морозка в романе шел не проверенными дорогами, а неведомыми путями. Он шахтер во втором поколении. Однажды Морозка решил выбраться из шахты, поскольку считал, что пора и самому осветить себе и людям жизнь, а «фонарем» считал идеи социалистической революции. Купил сатиновую рубаху и хромовые сапоги, участвовал в стачке, но при аресте ни кого из зачинщиков не выдал. Когда ушел на фронт, то попал он в кавалерию: там был ранен шесть раз и уволился до революции в запас. По приезду домой пил две неделе и решил жениться. Но Морозке было скучно и просто жить, немудреной казалось ему такая жизнь. И в восемнадцатом году он ушел защищать Советы на стороне «красных». Воевал с «белыми» и японцами. Но Морозка не был продажным некогда; он жил по своей правде, которая, как нам сегодня может показаться, не имеет ни чего общего с разумом. Морозка - настоящий товарищ. «Я кровь отдам по жилке за каждого из вас...» — таким мы видим его. Этот боец способен сложить голову за идею и идейных товарищей, которые были ему близки по духу, а это, несомненно, важно.

Антипод Морозки - Павел Мечик. В романе он «антигерой». Это юный мальчик, который ушел в отряд лишь из любопытства. Но он тут же разочаровался в идеях, ради которого «перестал» быть городским интеллигентом. Но Мечик скрывал это от всех. Люди, которые окружали Павла, принесли ему много разочарований, поскольку оказались не совместимыми с теми «идеальными» героями, какими их создало пылкое юное воображение. Это были люди, бранившееся из-за любого пустяка, кравшие друг у друга патроны, издевавшиеся над городским пиджаком Мечика и его неумением чи-

стить винтовку. Был ли Мечик слаб духом, что сумел разочароваться, или столь умен, что вырвался из иллюзорного плена коммунистических утопических идей? Наверное, все же слаб, поскольку в дальнейшем повествовании он предает участников отряда. Мечик был поставлен Левинсоном -начальником отряда - в дозор, но Павел посчитал это не верным и, не выполнив своего долга, скрылся в лесу, что привело к гибели отряда. «...Мечик, отъехавший уже довольно далеко, оглянулся: Морозка ехал позади него. Потом отряд и Морозка скрылись за поворотом... Он задремал. Он не понимал, зачем его послали вперед. Он вскинул голову, и сонное состояние мгновенно покинуло его, сменившись чувством ни с чем не сравнимого животного ужаса: на дороге стояли казаки...»

Мечик скрылся и спас только свою жизнь, поставив на карту жизни участников отряда. Фадеев сосредотачивает внимание не на самих битвах, а на время между нами, когда наступает момент передышки, отдыха. Эти эпизоды, казалось бы, «мирные» полны внутреннего напряжения и конфликта: будь то случай с глушением рыбы, с конфискацией свинины у корейца или ожидание результата разведки Метелицы. В таком построении заключается глубокий смысл повествования: важны морально-нравственные, идейно-политические проблемы и философское их осмысление. Ход мыслей героев, их поведение, внутреннее метания по отношению к всему, что происходит вокруг, - вот что Фадеев назвал «отбором человеческого материала». Важны для романа и образы начальника отдела Левинсона, и жены Морозки Варюхи. Левинсон, как сегодня мы можем посмотреть на него с высоты семидесяти лет социально-экономического эксперимента построения коммунизма, закончившегося полным провалом, является лишь пленником своих идей. Он настоящий командир, потому что «теперь всегда был на людях - водил их в бой самолично, ел с ними из одного котелка, не спал ночей, проверяя караулы, и был почти единственным человеком, который еще не разучился смеяться». Он всегда старался поддерживать своим поведением дух в людях, бодрость их «светлых» стремлений. Примечательно и то, что Левинсон был евреем, а всем известны еврейские погромы в центральной части России накануне революции. Таким образом, Фадеев поднимает и вопрос национальной розни. По авторским утверждениям, коммунистическое братство не различает ни наций, ни возраста, ни полов. Мировоззрение Левинсона писатель выражает одной фразой: «Видеть все так, как оно есть, приближать то, что рождается и должно быть». Опираясь на такой постулат, он ведет за собой отряд красноармейцев. Его умение подкупало и нас, читателей, внушает доверие к нему, в независимости от наших политических убеждений. Этого Фадеев и добивался. Варюха, по Фадееву, женщина, обделенная не жизнью - нет, она ею в полнее довольна, а простой, чистой мужской любовью. Будь рядом с ней домовитый мужчина, была бы она сама не в отряде, а дома и растила бы ребятишек. Ведь в ней накопилась столько любви, женского тепла и доброты! И так хотелось ей кому-нибудь подарить, чтоб сердце не металось в груди, как птица в клетке. Вот и ищет она этого «кого-нибудь», кто был бы ее действительно достоин.

В центре внимания Фадеев ставит изображение человеческих характеров и судьбе в огне гражданской войны. Он любит подолгу анализировать внутреннее состояние участников отряда, исследовать изменения в настроениях в разные моменты общественной и частной жизни. А сражение для писателя - лишь испытание для героев на крепость духа и убеждений. Во время описания сражений Фадеев в первую очередь обращает внимание на эмоциональное состояние героев. Так они остаются для нас прежде всего людьми, а уже потом коммунистами.

В романе «Разгром» Фадеев поднимает важные социально-нравственные проблемы: национальный вопрос, материальное счастье, стойкость духа в свете революционных убеждений и гражданской войны. Может быть, название романа вовсе не случайно? Показав нравы красногвардейцев без прикрас, он вроде бы угодил партии, но название «Разгром» предрекает судьбу всей коммунистической системы как теории, так и политического режима. Косвенное подтверждение этому можно обнаружить в его предсмертном письме, где он пишет о жестокости «вождей мирового пролетариата» по отношению к жизни вообще.

Остается открытым вопрос, так верил ли кто-нибудь в жизнеспособность той политической системы, существовавшей в России на протяжении семидесяти лет и корчившейся в крови тех, кто был убит в гражданскую войну, кто был сослан в Сибирь и там сгинул, кто был репрессирован и расстрелян...




See also: