1. «Война и мир* — роман-эпопея.

2. Замысел и история появления произведения.



3. Петербуржцы и москвичи в романе.

4. Значение произведения для понимания общества XIX века.

Что страсти? — ведь рано иль поздно их сладкий недуг

Исчезнет при слове рассудка;

И жизнь, как посмотришь с холодным вниманьем вокруг —

Такая пустая и глупая шутка...

М. Ю. Лермонтов

«Война и мир» Л. Н. Толстого — одно из величайших произведений, вошедшее в мировую классику литературы. Над романом велась долгая и кропотливая работа. Писатель начал его в 1863 году, а закончил только через шесть лет — в 1869 году. За это время роман подвергался многократным исправлениям и несколько раз, практически с нуля, переписывался.

О замысле романа можно судить по следующему письму, адресованному А. И. Герцену и датированному 1861 годом: «Я затеял месяца четыре тому назад роман, героем которого должен быть возвращающийся декабрист... в 56 году в Россию с женой, сыном и дочерью и примеряющий свой строгий и несколько идеальный взгляд к новой России...». Однако первоначальная идея расширялась и видоизменялась со временем (дневниковая запись Толстого): «Невольно от настоящего я перешел к 1825 году, эпохе заблуждений и несчастий моего героя, и оставил начатое. Но и в 1825 году герой мой был уже возмужалым, семейным человеком. Чтобы понять его, мне нужно было перенестись к его молодости, и молодость его совпала с славной для России эпохой 1812 года. Я другой раз бросил начатое и стал писать со времени 1812 года, которого еще запах и звук слышны и милы нам... В третий раз я вернулся назад по чувству, которое, может быть, покажется странным... Мне совестно было писать о нашем торжестве в борьбе с бонапартовской Францией, не описав наших неудач и нашего срама. Итак, от 1856 года возвратившись к 1805 году, я с этого времени намерен провести уже не одного, а многих моих героинь и героев через исторические события 1805, 1807, 1812, 1825 И 1856 годов».

В этом романе, называемом также романом-эпопеей, автору удалось досконально точно, живо и вместе с тем интересно передать жизнь русского дворянства первой половины XIX века. Немалая роль отводится и описанию светского общества, на тот момент поделенного на два сильно отличающихся друг от друга и постоянно враждующих между собой «лагеря» — московский и петербургский.

Санкт-Петербург, являющийся в то время столичным городом, и по сей день отличается своей строгой и холодной красотой. Он неприветлив, неприступен и прекрасен. Он в одном ряду с европейскими городами, так как сам по себе является окном в Европу. Высшее общество Петербурга представляет собой особый, замкнутый и обособленный ото всех мир со своими законами и порядками. Нравы и обычаи членов этого общества ориентированы на европейские традиции. Но первое, бросающееся в глаза отличие таких людей — крайняя неестественность мыслей, слов, жестов. Представители этого круга слишком сильно привыкли к тому, что выход в общество — это игра, где надо держать лицо и нельзя проявлять искренние эмоции и чувства. Неслучайно князь Василий, имеющий к этой категории людей прямое отношение, неоднократно сравнивается с актером. Основной и излюбленный вид интеллектуального времяпрепровождения петербургского общества — так называемые салоны. В них велись беседы обо всем и ни о чем одновременно: обсуждались знакомые, политики и императоры, новости войны и культуры. Естественно, что общение велось «на высшем уровне» и малознакомому человеку могло показаться, что вещи, обсуждаемые этими людьми, очень важны и серьезны, а сами беседующие — начитанны и умны. Однако это не так, ведь не случайно сам автор сравнивает один из таких салонов мадам Шерер с «говорильной машинкой». Есть в этих приемах нечто равнодушное, механическое, действующее без эмоций по заданной оператором программе.

Умного, пытливого и живого человека подобное времяпроведение не сможет удовлетворить — в нем слишком мало души и действительно важных слов. Однако людям, составляющим основу этого общества, подобные развлечения необходимы. У подобных салонных завсегдатаев такая манера поведения и общения распространяется и на семейную жизнь, лишенную тепла и понимания и преисполненную механического холодного расчета. Типичная петербургская семья — «клан» Курагиных.

Совсем иначе представлено общество московское. Несмотря на некоторую схожесть с петербургским, московские дворяне вызывают большую читательскую симпатию. Первое упоминание московского высшего света — описание дома Ростовых. Утренний прием гостей, приуроченный к именинам, с одной стороны напоминает посиделки у Шерер — те же сплетни, а также пустые разговоры и обсуждение важных дел. Масштабы разговоров меньшие, как и меньшее количество притворного удивления и коварства, которые полностью уходят из помещения с приходом детей. Дети приносят с собой счастье, непосредственность, свет и чистоту и вместе с ними начинают радоваться жизни и взрослые.

На приеме полностью проявляются основные качества московского высшего общества — радушие, семейность, хлебосольство. Общество Москвы напоминает одну большую семью с общими бедами и радостями. Здесь все обо всех знают и прощают друг другу мелкие прегрешения, хотя могут и прилюдно отругать. Так, естественная для Москвы, в питерском обществе выходка Наташи Ростовой будет абсолютно неприемлема. Московский свет ближе народу, помнит и чтит его традиции. Симпатии автора — на сторон москвичей, не даром ведь Ростовы живут именно в Москве. И хотя москвичам тоже свойственны недостатки (то же сплетничество), Толстой не заостряет на них внимание.

При изображении светского общества автор постоянно прибегает к приему «отстранения», позволяющему взглянуть на героев с новой, не рассмотренной ранее стороны. Так и французский язык в речи героев является таким же приемом «отстранения», позволяющим точнее передать мысли и эмоции общества. Говорившего в основном на французском и немецком.

Роман-эпопея создавался уже во второй половине XIX века, то есть автор не мог быть свидетелем описываемого им временного периода и пользовался сочинениями литераторов, историческими документами. Именно по этой причине изображение общества в произведении является и традиционным, и революционно новым. Благодаря мастерски созданным характерам героев и верно описанным деталям светской жизни, роман «Война и мир» стал своеобразной энциклопедией русского дворянства первой четверти XIX века.




See also: