Контрольный текст: (1) Началась эта мука в далёкие годы, в классе, что ли, пятом или шестом. (2) Глебов жил в своём двухэтажном подворье рядом с серым, громадным, наподобие целого города или даже целой страны, домом в тысячу окон. (3) Серая громада висла над переулочком, по утрам застила солнце, а вечерами сверху летели звуки музыки. (4) Там, в поднебесных этажах, шла, казалось, совсем иная жизнь, чем внизу. (5) И у Глебова с малолетства появилось жженье в душе: то ли зависть, то ли ещё что. (6) Мать Глебова работала билетёршей в кинотеатре. (7) И вот служба её в кинотеатре – захудаленьком, в одном из замоскворецких переулков – составляла предмет немалой гордости Глебова и отличала его величайшей льготой: на любой фильм мог пройти без билета. (8) А иногда в дневные часы, когда мало зрителей, мог даже товарища провести, а то и двух. (9) Эта привилегия была основой могущества Глебова в классе. (10) Он пользовался ею расчётливо и умно?: приглашал мальчиков, в дружбе которых был заинтересован, от которых чего-либо ждал взамен, иных долго кормил обещаниями, прежде чем оказывал благодеяние, а некоторых мерзавцев навсегда лишал своей милости. (11) Продолжалась глебовская власть – ну, не власть, а, скажем, авторитет – и оставалась непоколебленной, пока не возник Лёвка Шулепа. (12) Первые дни он держался надменно, поглядывал своими голубенькими глазами на всех сонно и презрительно, ни с кем не заводил разговор и сел за одну парту с девчонкой. (13) Его решили проучить, вернее, унизить. (14) А ещё точнее – опозорить. (15) Глебов горячо подговаривал расправиться с Шулепой, который ему не нравился, но в последний миг решил не участвовать в расправе. (16) Мальчишки – их было человек пять – зазвали Лёвку после уроков на задний двор, окружили, о чём-то заспорили, и вдруг Медведь, главный силач класса, охватил Лёвку за шею, опрокинул его рывком навзничь, остальные с криками «ого-го!» набросились, Лёвка сопротивлялся, бил ногами, но его, конечно, смяли, скрутили, кто-то сел ему на грудь. (17) И вдруг раздался громкий треск, будто взорвалась хлопушка или лопнула автомобильная шина. (18) Тут все пятеро кинулись в стороны, Лёвка поднялся на ноги, а в руке он держал пугач, который стрелял особыми пистонами. (19) Шулепа вышел из этой истории победителем, а нападавшие были посрамлены и впоследствии всячески старались помириться и подружиться с ним. (20) Так Лёвка из человека, которого собирались на весь свет опозорить, превратился в героя. (21) И с этого, наверное, времени зародилась у Глебова та тяжесть на дне души… (22) И нет несчастнее людей, поражённых завистью. (23) И не было сокрушительней несчастья, чем то, что случилось с Глебовым в миг его, казалось бы, высшего торжества. (По Ю. Трифонову) «Местоимения выделяются в особый класс слов-заместителей, которые как «запасные игроки» … выходят на поле, когда вынужденно «освобождают игру» знаменательные слова». Я целиком и полностью поддерживаю эти слова, сказанные известным лингвистом А. А. Реформатским. Кроме того, я считаю, что «золотым фондом» местоимений в русском языке являются знаменательные слова. Без этих слов существование местоимений не имело бы такой ценности и важности. Насколько я знаю, слово «местоимение» произошло от латинского названия «pronomen», означающего слова, которые используются «вместо имени», то есть вместо существительного, прилагательного или числительного. Местоимения в нашей речи играют огромную роль. Эти слова указывают на предмет, и подобно игрокам, «выходят на поле», заменяя знаменательные слова, помогая избегать лексических повторов и делая нашу речь более привлекательной, понятной и емкой. Что касается предложенного нам текста, то в предложении (10) мы можем увидеть местоимение «которых», заменяющее собой существительное «мальчиков» и делающие текст более удобным для восприятия. В то же время, в этом тексте можно найти подтверждением тому, что без знаменательных слов, составляющих основу для местоимений, они теряют свой смысл. Так, в предложениях (12) и (13) вместо имени существительного «Шулепа» используется личное местоимение «его», которое высвобождает знаменательное слово. Однако без существительного мы не смогли бы понять, о ком говорится в этом повествовании. Исходя из всего сказанного, можно сделать вывод, что известный лингвист А. А. Реформатский был безусловно прав, утверждая, что «Местоимения выделяются в особый класс слов-заместителей, которые как «запасные игроки» … выходят на поле, когда вынужденно «освобождают игру» знаменательные слова».




See also: