Контрольный текст: (1) Толя осени не любил. (2) Не любил за то, что опадали листья и«реже солнышко блистало», а больше всего за то, что осенью часто шли дожди и мама не пускала его на улицу. (3) Но вот наступило такое утро, когда все окна были в извилистых водяных дорожках, а дождь заколачивал и заколачивал что-то в крышу… (4) Но мама не удерживала Толю дома, а даже поторапливала. (5) И Толя почувствовал, что теперь он совсем большой: папа тоже ходил на работу в любую погоду! (6) Мама вынула из шкафа зонтик и белый плащ, который Толя тайком надевал вместо халата, когда они с ребятами играли в докторов. – (7) Ты куда? – удивился Толя. – (8) Тебя провожу. – (9) Меня… провожать? (10) Что ты? (11) Мама вздохнула и положила приготовленные вещи обратно в шкаф. (12) Толе очень нравилось бежать в школу под дождём. (13) Один раз он обернулся и вдруг на другой стороне улицы увидел маму. (14) На улице было много плащей и зонтиков, но маму он узнал сразу. (15) А она, заметив, что Толя обернулся, спряталась за углом старого двухэтажного дома. (16) «Прячется!» – сердито подумал Толя. (17) И побежал ещё быстрей, чтоб мама не вздумала догонять его. (18) Возле самой школы он обернулся ещё раз, но мамы уже не было. (19) «Вернулась», – с облегчением подумал он. (20) На торжественной линейке ученики строились по классам. (21) Молодая учительница проворно смахивала с лица мокрые прядки волос и кричала: – (22) Первый«В»! (23) Первый«В»! (24) Толя знал, что первый«В» – это он. (25) Учительница повела ребят на четвёртый этаж. (26) Ещё дома Толя решил, что ни за что не сядет за парту с девчонкой. (27) Но учительница, словно шутя, спросила его: (28) «Ты, наверное, хочешь сесть с Черновой, да?» (29) И Толе показалось, будто он и правда всегда мечтал сидеть рядом с Черновой. (30) Учительница раскрыла журнал и начала перекличку. (31) После переклички она сказала: – (32) Орлов, прикрой, пожалуйста, окно. (33) Толя сразу вскочил и подошёл к окну, но дотянуться до ручки ему было нелегко. (34) Он приподнялся и вдруг замер на цыпочках: за окном он неожиданно увидел маму. (35) Она стояла, держа в руках сложенный зонтик, не обращая внимания на дождь, который стекал с плаща, и медленно водила глазами по окнам школы: мама, наверно, хотела угадать, в каком классе сидит её Толя. (36) И тут он не смог рассердиться. (37) Наоборот, ему захотелось высунуться на улицу, помахать маме и громко, чтобы не заглушил дождь, крикнуть: (38) «Не волнуйся! (39) Не волнуйся, мамочка… (40) Всё хорошо!». (41) Но крикнуть он не мог, потому что на уроке кричать не полагается. Раскрывая смысл высказывания известного филолога Н. М. Шанского: «На примере сложноподчинённого предложения можно проследить, как человек выражает отношения между миром и собственной точкой зрения» прежде всего, нужно уточнить, что представляют собой такие предложения. Сложноподчиненные предложения являются одним из видов сложных предложений. Они делятся на две части – главную и придаточную. Придаточная часть в таких предложениях обязательно зависит от главной, причем эта зависимость выражается в необходимости продолжения мысли. Другими словами, сложноподчиненное предложение без придаточной части будет неполным и вполне возможно, что потеряет всякий смысл. Благодаря свойствам сложноподчиненных предложений их главным назначением можно считать использование предложений со сложным подчинением для выражения собственной точки зрения, а наряду с этим – отношения автора или рассказчика к какому-либо событию, действию или предмету. Примером такого предложения в контрольном тексте может служить предложение (3). В русском языке существует три вида сложноподчиненных предложений. Это сложноподчиненные предложения с последовательным (35), параллельным и однородным подчинением (37). Как правило, в сложноподчиненных предложениях придаточная часть выделяется знаками препинания. Исходя из сказанного выше, можно сделать вывод, что использование этого вида предложений дает возможность разнообразить речь, сделать ее более увлекательной и эмоциональной. Кроме того, такие предложения позволяют выражать отношение автора к тому или иному предмету или действию, не теряя при этом нить основного повествования.




See also: