Сочинение на тему бесы Достоевский, являясь знатоком русской жизни, четко осознавал всю трудность сложившегося положения, он не понаслышке знал о революционном движении среди населения. Замысел «Бесов» как раз и обусловлен его размышлениями над существованием подпольных обществ, их целях и методах работы. Сюжетом для «Бесов» стало реальное событие- убийство члена тайного общества «Народная расправа», слушателя Петровской земледельческой академии И.Иванова членами этого общества во главе с его организатором – Сергеем Нечаевым. Он считался ближайшим сподвижником Михаила Бакунина и стал его последователем. Приняв его анархические идеи, он решился реализовать их в России, организовав как отправной пункт общество «Народная расправа» в Москве. В то время, когда шло судебное разбирательство, Достоевский познакомился с целью воплощения в жизнь «женевских идей» и с самими этими идеями по отчетам и в газетах. Эти идеи отразились в романе. Достоевский придерживался такого мнения: «Я хочу не такого общества, где бы я не мог сделать зла, но не хотел его делать сам…». Достоевский не пытается срисовать или копировать ни философию, ни методы, ни цели своих «бесов» с нечаевского общества, он брал факты из реальной, даже своей повседневной жизни, и люди, населявшие тогда Россию, не могли об этом не знать. Революционные идеи радикального толка тогда еще не получили опровержения и разоблачения, как это случилось в недалекие перестроечные времена. Многие надеялись на их «спасительные» постулаты. Поэтому современники вступали в глубине души в полемику с автором, и часто давая чувству раздражения выплеснуться наружу, обвиняя Достоевского в неоправданности осуждения революционеров. Писатель не приравнивал и ни считал тождественными понятия бесовства и революционности. Суждения автора могут не всегда совпадать с объективным смыслом художественного произведения. Писатель лишь пытался выявить почв, на которой произрастала такая деятельность. Достоевский был убежден, что тупое следование западным традициям, непонимание России, специфических ей исторических достижений и духовных идеалов, становились плодотворной почвой для произрастания «коротких» и туманных идей. Тип такого бесовского устройства мира, предсказанный Достоевским, отразился в радикалистских течениях XX века: в фашистском национализме, в репрессивном сталинизме, в теории и практике сионизма… Такое мудрое и далеко смотрящее предвидение «будущих итогов настоящих событий» позволяет назвать «Бесов» действительно пророческим романом.




See also: