Литературная традиция изображения героя, охладевшего ко всем радостям жизни, ни в чем не находящего отрады ни своему изощренному уму, ни своим пресыщенным чувствам, нашла отражение ни в одном великом произведении классиков мировой литературы. Таким персонажам, как правило, присущи обостренная наблюдательность, холодность, порой переходящая в черствость, склонность к самоанализу и еще – неосознанное стремление вырваться из привычной обстановки в надежде обрести новые, дотоле неизведанные ощущения. Основы данной художественной традиции, надо полагать, заложены Дж. Байроном в его знаменитой поэме «Паломничество Чайльд-Гарольда». Автор утверждает, что его герой – лишь вымысел, никак не связанный с каким-либо реальным прототипом. Слова автора справедливы не только по отношению к герою Байрона, они вполне применимы и к другим образам, созданным в соответствии с этой традицией. Байрон убежден в непривлекательности созданного им образа, и трудно в этом не согласиться с ним. Также пушкинский Онегин во многом схож с героев Байрона. Он так же пресыщен светом и наслаждениями, так же равнодушен и презрителен. Идеи Байрона и Пушкина были подхвачены и блестяще развиты М.Ю.Лермонтовым в романе «Герой нашего времени».

В отличие от Байрона, Лермонтов заявляет, что вовсе не ставил цели показать отрицательный пример, чтобы призвать кого-либо к исправлению своих роков. Возможно, что это и так, однако истинный гений служит, по сути, лишь проводником сил, идущих не от него, но из иных сфер бытия. Перечисленные авторы по-разному рисуют характеры своих героев, помещают их в различные ситуации, в которых мы можем наблюдать развитие их природных наклонностей.




See also: