Салтыков-Щедрин изобличает паразитизм и полную неприспособленность к жизни людей, давно отвыкших от труда. Власть имущие ни на что не способны самостоятельно, единственное, что в их силах – найти того, кого можно принудить к работе. Однако сатира писателя направлена здесь не только против эксплуататоров, но и против мужика, который покорно выполняет все то, что приказывают ему генералы, хотя на необитаемом острове все они абсолютно равном положении. Умелый мужик восхищает читателя – он и «суп в пригоршнях варит, силки плетет…», однако сам же изготавливает для себя веревку, сам же себя ею привязывает к дереву по приказу генералов. Мужик кормит генералов яблоками крупными и спелыми, себе же берет кислые да гнилые.

То есть добровольное самоуничтожение мужика не знает границ. Салтыков-Щедрин возмущен таким поведением простого народа, он говорит о том, что вина мужика в собственном бедственном положении не меньше вины правящего класса, поскольку крестьяне не протестуют против рабского положения. В этой сказке в центре внимания автора проблема народа. Гневно осмеивает писатель рабскую психологию мужика. Долготерпение, безответность народа – вот главная проблема времени. В тоже время писатель показывает, что мужик не только является источником благополучия правящего класса, но и культуры вообще. Мы видим, что оказавшись на необитаемом острове, генералы уподобились диким зверям, готовым утолить голод, поедая друг друга. И только появление мужика спасло их, вернуло человеческий облик.



Своеобразие художественных приемов в сказке «Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил» заключается в использовании писателем таких приемов, как гротеск, гипербола, авторская ирония. Язык сказки отличается афористичность. В «Повести о том, как один мужик двух генералов прокормил» Салтыков-Щедрин следует русской сатирической литературной традиции. Писатель изображает мужика, который не просто служит генералам, да еще и готов их «порадовать за то, что они его, тунеядца, жаловали и мужицким его трудом не брезговали!» Генералы ругают мужика за тунеядство, а тот «все гребет и гребет, да кормит генералов селедками».

Салтыков-Щедрин словно видит русский народ глазами Порфирия Петровича, героя романа Достоевского «Преступление и наказание». Он называл русского мужика иностранцем, поскольку Порфирию Петровичу недоступен был образ мыслей, поведение и мораль русского народа.




See also: