В рассказе «Макар Чудра», помимо главных героев, есть еще одна романтическая личность, которую тоже окружает пейзажный ореол. Это сам рассказчик Макар Чудра. «…Окружающая нас мгла осенней ночи вздрагивала и, пугливо отодвигаясь, открывала на миг слева – безграничную степь, справа – бесконечное море и прямо против меня – фигуру Макара Чудры, старого цыгана…» Эти пейзажные зарисовки – безграничная степь и бесконечное море – раскрывают перед нами фигуру Макара. Два эти понятия не имеют предела и границ. Это подтверждается потом и словами Макара Чудры. Однако ни реальный рассказчик, ни герой рассказанной им легенды не поняты окружающими.

Романтический герой так и остается одиноким среди толпы. А довериться он может только своему внутреннему безграничному миру, который кроме него никто постичь просто не в силах. Романтический герой Горького попадает волей судьбы в круг людей приземленных, жалких и порой трусливых. Все это ясно прослеживается с помощью образа рассказчика, которого слушает автор. Такое построение текста становится новым этапом в романтическом сюжетостроении. «Романтический герой впервые задуман как спаситель людей от их же слабости, никчемности, сонного прозябания», — так пишет критик Л.А.Смирнова.



Ведь недаром о Лойко в повествовании сказано: «С таким человеком ты и сам лучше становишься». Возможно, поэтому горьковские персонажи просто переполнены тягой к счастью, любви, красоте. Только эти понятия помогают человеку на жизненном пути. И, несмотря на трагический исход легенды, она носит жизнеутверждающее начало. Ведь так любить свободу может действительно вольный человек. Лойко Зобар просто заражал окружающих своей музыкой. Несмотря на такой исход, на месте Лойко и других героев остается идеал, к которому в будущем будут стремиться такие же неординарные личности.




See also: