Тропинка в дальние края Берет начало от крыльца. Кто хочет — пусть идет, а я Уже добрался до конца. Тому, кто вышел в дальний путь, Дорога, будь ему легка! А я желаю отдохнуть, Поесть, вздремнуть у камелька. Д.Р.Р.Толкиен. «Властелин Колец». Картину безмятежного, счастливого детства героя мы находим в главе «Сон Обломова»: мирные, приветливые образы природы, размеренное течение жизни крестьян и господ, редко-редко нарушаемое каким-либо необычайным происшествием (вроде полученного барином письма, например). Гончаров противопоставляет незатейливый пейзаж Обломовки романтическим ландшафтам, «которыми так богато населило наше воображение перо Вольтера Скотта». Автор замечает, что «поэт и мечтатель не остались бы довольны, даже общим видом этой скромной и незатейливой местности». И тем не менее сразу же чувствуется, что эти края симпатичны автору: «Небо та, кажется,… ближе жмется к земле, но не с тем, чтобы метать сильные стрелы, а разве только, чтоб обнять ее покрепче, с любовью; оно распростерлось так невысоко над головой, как родительская надежная кровля, чтобы уберечь, кажется, избранный уголок от всяких невзгод». Воспоминание о тепле родного дома, о царивших там спокойствии и уюте, навсегда остается для Ильи Ильича неким сказочным идеалом жизни, в которой нет месте тревоге и страстям: «Тишина и невозмутимое спокойствие царствуют и в нравах людей в том краю. Ни грабежей, ни убийства, никаких страшных случайностей не бывало там; ни сильные страсти, ни отважные предприятия не волновали их». Население Обломовки привыкло довольствоваться тем, что есть, причем это утверждение одинаково верно и по отношению к крестьянам, и по отношению к господам: «Счастливые люди жили, думая, что иначе и не должно и не может быть, уверенные. Что и все другие живут точно так же и что жить иначе – грех». «Забота о пище была первая и главная жизненная забота в Обломовке», — пишет далее Гончаров. Маленьких Илья прилежно впитывал эти первые впечатления детства: хлопоты окружающих о сытом обеде, неизменный сон после еды, когда утомленные взрослые переставали следить за его проказами, сказки няни и матери… И самое главное, что вынес Илья из повседневной жизни своих родных – это нелюбовь ко всяческим переменам: «Норма жизни была готова и преподана им родителями… Как делалось при дедах и отцах, так делалось при отце Ильи Ильича… О чем же им было задумываться и чем волноваться, что узнавать, каких целей добиваться?» И вот мы видим Обломова, который оставил службу, забыл, когда последний раз брал книгу в руки… Кроме того, дела в его имении идут далеко не блестяще, по всему выходит, что пора хозяину самому разобраться, что творится в его владениях. А между тем Илья Ильич проводит время в бесплодных раздумьях, часами лежа на диване у себя в кабинете, не имея достаточно твердости даже для того, чтобы приучить Захара своевременно убирать в комнатах. «Обломову и хотелось бы, чтобы чисто было, да он желал, чтоб это сделалось как-нибудь так, незаметно, само собой; а Захар всегда заводил тяжбу, лишь только требовали от него сметания пыли, мытья полов и т. п.». Обломовщина – это жизнь без цели, без деятельности, сосредоточенная лишь на бытовых, повседневных удовольствиях и комфорте, жизнь, в которой нет развития природных способностей человека.




See also: