Роман «Евгений Онегин» можно в полной мере назвать повествованием о судьбе главных героев. Внимание читателя на протяжении всей книги приковано к взаимоотношениям и судьбе двух персонажей – Онегина и Татьяны. И все же есть еще одно действующее лицо, важность которого и воздействие на читателя, значительно больше, чем роль основных персонажей. Нетрудно догадаться, что этот герой – сам автор. Очень хорошо по этому поводу высказался В.Г.Белинский, который отметил, что личность Пушкина настолько полно и ярко отразилась в этом произведении, что оценить роман и его героев – это, значит, оценить самого Пушкина. Каждая строка в романе полна авторской идеей и мыслями. В романе нет ни одной сцены, описания или персонажа, которым Пушкин не дал бы своей оценки. Благодаря этому перед нами возникает очень интересный, общительный собеседник, претендующий на доверие читателя.

Роман «Евгений Онегин» — во многом новаторское, экспериментальное произведение, которое нельзя отнести к жанру классицизма или романтизма. В произведении очень сильно отразилось осмысление и творческая обработка народности, которая так интересовала Пушкина. Ну и, конечно же, вполне обосновано можно сказать, что символом и воплощением народной стихии является образ главной героини – Татьяны Лариной. Только благодаря Татьяне, мы можем услышать речь ее няни, познакомиться и с другой крестьянкой Аксиньей. Интересный контраст между Татьяной и крестьянками можно наблюдать в сцене с «Песней девушек», что так же помогает читателю приблизиться к народной культуре. Глазами Тани Пушкин вместе с читателями смотрит на деревенскую природу, русскую весну и зиму.



Только появление ее бесхитростного образа позволяет поэту нарисовать картину крещенских гаданий при луне, показать какого-нибудь «жеманного кота», своим мурлыканьем призывающего гостей в дом, или «двурогий серп луны на небе с левой стороны», или загадывание желания при виде падающей звезды. Через образ Татьяны знакомимся мы с неповторимой поэзией русских сказок. Пушкин знакомит читателя со всеми обстоятельствами жизни Татьяны. Даже ее сны он использует для того, чтобы привнести в свое произведение фольклорные черты. Одним из участников сказочного сна становится сам Михаил Иванович Топтыгин собственной персоной, который к тому же оказывается то ли родственником, то ли другом Онегина. И вот уже озаряется свечами лесная заповедная мгла, и Татьяну окружает бесовская шальная нечисть. Эти странные ночные гости легко узнаваемы современным читателям, скоро их образы навечно поселятся на страницах повестей молодого Гоголя.




See also: