Максимилиана Волошина принято относить к символистам. Пожалуй, на каком-то этапе его творчества так оно и было. Но впоследствии он отходит от туманных видений символизма, образы его поэзии стали конкретней и ярче. Волошин в статье 1907 года «Леонид Андреевич Федор Сологуб» написал: «Быть символистом – значит в обыденном явлении жизни видеть вечное…» Именно это «вечное» — проявление «в обыденном» каких-то внеземных законов, стоящих над человеком и человечеством, — всегда искал сам Волошин. В 1915 году поэт выпустил один из своих поэтических сборников.

События Первой мировой войны преломляются в античных, библейских, апокалипсических образах. Волошин сравнивал происходящее со всемирным потопом, он вспоминал о Ноевом ковчеге, ему мерещилась Звезда-полынь, предвещающая конец света. События войны заставили Волошина признать: «С начала войны я уже не писал больше чистой лирики…» Многие из лирических творений Волошина можно понять, лишь зная его образ мыслей, те мистические идеи, которыми он жил, или конкретные обстоятельства его биографии. В качестве примера можно привести написанное вскоре после начала Первой мировой войны в августе 1914 года стихотворение «Томимый снами, я дремал…», вошедшее в сборник «В год пылающего мира 1915». Стихотворение было создано в небольшом швейцарском городке Дорнахе и посвящено М.В.Сабашниковой, первой жене поэта. Содержание стихотворения связано как со взглядами Волошина на мир, так и с событиями его жизни. В Дорнахе в начале 20 века велось строительство антропософского храма и в этих работах в качестве художницы участвовала и Маргарита Сабашникова. В 1914 году по ее приглашению поэт приехал в Дорнах, как он сам вспоминал, «в самые последние часы перед началом войны». И Волошин, и его друзья в Дорнахе восприняли это благополучное прибытие как чудо, поскольку кругом закипала война, и ехать через Германию было небезопасно. В этом стихотворении Волошин говорит о незримой опасности, которая может подстерегать каждого человека на его жизненном пути. Однако иногда судьба может преподнести страннику настоящий подарок. Для Волошина дорнахский храм – спасительный ковчег, в который поэт, успевает войти в последний миг перед началом всемирного потопа, прислушиваясь к голосу Всевышнего. Поэт осознает то, что война не избавляет мир от недостойных представителей человечества и является причинной гибели огромного числа тех, кто принимает в ней участие. Сейчас много десятилетий спустя, настало наконец время отдать должное искренности и силе духа художника-гуманиста, сумевшего остаться самим собой в дни тяжелейших испытаний и стать подлинным летописцем своей эпохи.




See also: