Во вступлении к «Медному всаднику» Пушкин повествует, как возник Петербург – сначала в замыслах царя, а вскоре он уже затмил древнюю столицу России, Москову: …И перед младшею столицей Померкла старая Москва, Как перед новою царицей Порфироносная вдова. Необычайно быстро появился новый городок, и автор намеренно противопоставляет прежнее, убогое состояние этих мест, и нынешнее великолепие: Прошло сто лет, и юный град, Полнощных стран краса и диво, Из тьмы лесов, из топи блат Вознесся пышно, горделиво; Где прежде финский рыболов, Печальный пасынок природы, Один у низких берегов Бросал в неведомые воды Свой ветхой невод, ныне там По оживленным берегам Громады стройные теснятся Дворцов и башен… Пушкин искренне восхищается суровой красотой северной столицы. Петербург поражает поэта своей холодной правильной красотой: Люблю тебя, петра творенье, Люблю твой строгий, стройный вид, Невы державное теченье… Но и царям подвластно не все: силы слепой стихии в одну ночь разрушают значительную часть города. Мечты главного героя о простом человеческом счастье в мгновенье ока разрушены, подобно тому, как волны смывают и уносят прочь дом его любимой. Бездушный рок ломает судьбу Евгения. Жизнь отдельного человека предстает как жалкая песчинка, подхваченная волнами Судьбы. Медная статуя Петра становится для героя виновницей всех его несчастий, она не оставляет безумного Евгения в покое. Медный всадник для несчастного безумца – это сама Судьба, преследующая его до самой смерти. В противостоянии Человека и Рока, воплощенного для Евгения в Медном всаднике, победил Рок.




See also: