Тема революции — одна из самых актуальных в русской литературе прошлого столетия. Ведь она во многом изменила жизнь общества. Многие литераторы были вынуждены эмигрировать, так как не могли писать ложь, а правду им писать запрещали. Тема гражданской войны стоит наравне с темой революции. Теперь отношение к этим событиям, их роль в истории России переосмысляется, а тогда иное мнение считалось враждебным. Многие писатели видели в гражданской войне общенациональную трагедию, братоубийственную войну.

Исаак Эммануилович Бабуль встретил Октябрьскую революцию с ожиданием перемен. Он был романтически настроен и считал революцию справедливой, но разруха заставила его сомневаться в этом. Писатель сам видел, что происходило на фронте во время гражданской войны. Весной 1920 года он отправился на фронт корреспондентом в Первую конную армию. Кроме статей и дневника военных действий, он вел также личный дневник, где фиксировал свои сложные мысли и чувства, по поводу происходящего, описывал военные события. С ужасом писатель замечал, что насилие стало для казаков привычным явлением. Война уничтожила личное достоинство людей, лишила их жалости к себе подобным. В своем сборнике новелл «Конармия», созданном в 1926 году, писатель , опираясь на свой походный опыт, описывает человека на войне, среди ужаса и постоянного запаха крови. В сборнике выделяется двойственность изображения конармейцев.



Они здоровы, жизнерадостны, геройски ведут себя в сражениях, но и готовы к звериной жестокости. Писатель хочет изобразить казаков в самопознании, со всеми их противоречивыми свойствами, чтобы показать читателю: их поведение продиктовано войной. Сам автор против убийства. Человек, способный к состраданию, не может примириться с кровопролитием. Но реальность иногда настолько неожиданна, что соединяет в одном человеке жестокость и милосердие. Слова автора «летопись будничных злодеяний теснит меня неутомимо, как порок сердца» воспринимались как осуждение, неприятие такой революции.

С первой же публикации новелл из «Конармии» роман вызвал споры. Его считали клеветой на доблестную Красную Армию, на первую конную, «поэзией бандитизма». На фоне ее постоянного прославления иного взгляда просто не ждали. Бабель говорил, что он не ставил себе задачей воспеть героическую историю Первой конной, но споры продолжались. За писателя заступился М.Горький, «Конармия» не раз переиздавалась.




See also: