Сочинение на тему: Дон Кихот и Санчо Панса: великие или смешные? Критики определяют жанр самого известного произведения Сервантеса как пародию на рыцарский роман. Действительно, в то время рыцарских романов издавалось столько, что это можно сравнить с количеством детективов и фэнтези в настоящее время. Сервантес же считал, что такая литература не полезна подрастающему поколению, и решил показать все смешные и нелепые стороны подобного жанра. Что ж, в целом Дон Кихот и Санчо Панса полностью отвечают всем канонам жанра пародии. Их поступки и внешность смешны и нелепы. Пародийность видна во всем – в образах рыцаря, оруженосца, прекрасной дамы, и даже коня. Общий насмешливый тон пронизывает всю структуру романа, даже имена героев «говорящие». Например, «панса» по-испански значит «брюхо». Традиционные сюжетные ходы рыцарского романа разыгрываются в Испании 17-го века. Естественно, такой прием ничего, кроме смеха у читателя вызвать не может. Главный герой Сервантеса – это захудалый идальго, к тому же престарелый. Такой образ явно избран как антипод классическим рыцарским романам, где героем обязательно является молодой, знатный красавец, вздыхающий по прекрасной принцессе. Дама же Дон Кихота, Дульсинея Тобосская, по происхождению – обычная крестьянка, и тоже не первой молодости. Тем не менее, роман, в центре которого смешные похождения героев, роман, являющийся по замыслу автора сатирическим памфлетом на нелюбимый им жанр рыцарских саг, имеет и другой смысл. Образ Дон Кихота давно уже стал олицетворением последнего романтика на Земле, а образ его оруженосца Санчо Пансы – символом верной дружбы и бескорыстного служения. Сейчас множество литературоведов спорят, хотел ли сам автор вложить этот смысл в данное произведение. Скорее всего — нет. Потому что сам Сервантес считал лучшим своим произведением «Назидательные новеллы», которые, если кто в дальнейшем и читал, так только потому, что они были написаны автором «Дон Кихота». А история о последнем рыцаре на Земле понимается намного шире в наше прозаическое время, и даже была признана «лучшей книгой всех времен и народов» по результатам опросов в 2002 году.




See also: