«Я голос ваш…», — писала Анна Ахматова. Эти слова в творчестве Ахматовой связаны с темой репрессий 1935-1940 годов в поэме «Реквием». Само название поэмы обещает нечто странное и не умещающееся в рамки человеческого сознания. Слово «реквием» означает заупокойную мессу, католическое богослужение по умершим или траурное музыкальное произведение. В 1930-1940 года Ахматова занималась изучением творчества Моцарта и особенно его «Реквиема». В этом музыкальном произведении австрийского композитора двенадцать частей, в «Реквиеме» же Ахматовой – десять главок и посвящение с эпилогом. «Вместо предисловия» и эпиграф отсылают к «страшным годам ежовщины». Это смысловые истоки, ключи произведения которые переносят нас в Ленинград 1930-х годов с его тюремными очередями, «черными воронками» и женским плачем. Как и моцартовский, ахматовский «реквием» был написан, «по заказу» «стоящей за мной женщины с голубыми губами». «Женщина с голубыми губами» в той непрерывной цепи очереди представляет собой «стомильонный народ».

Рассказывая о себе, об аресте своего сына Л.Н.Гумилева и мужа Н.Н.Путина, Ахматова говорит от лица миллионов «безымянных». В Посвящении Ахматова передает нам весь ужас тех лет, когда, казалось, остановилось время и горе гнуло горы. «Постылый скрежет ключей» в «тюремных затворах» передается нагнетанием звуков «г» и «р». А за затворами открываются «каторжные норы», в которых – смертельная тоска. Но смертельная тоска присутствует там, где есть смерть. И действительно, люди шли «мертвых бездыханней» к тем, кто был мил и дорог сердцу. Но «солнце жизни», и «Нева туманней», и «надежда поет вдали», а наяву лишь хлынут слезы. А.А.Ахматова была там, она оставалась со своим народом. Она не с теми, кто бросил землю на растерзание. Судьба страны стала и ее судьбой.



«Реквием» посвящен всем жертвам кровавого террора, страданиям «неповинных душ». В «Реквиеме» показан весь внутренний героизм, полное слияние женщины-поэта с корчащейся «безвинной Русью». «Реквием» — памятник погибшим в годы репрессий. «Реквием» — высокий образец подлинной гражданской любви.




See also: