Сочинение «Мы легко забываем свои поступки, когда они известны лишь нам одним» (Ф. Ларошфуко). Наши поступки отнюдь не всегда благовидны. Кто-то оступается бессознательно, кто-то отдается порыву, кто-то целенаправленно совершает деяния, расходящиеся с нормами морали, принятыми в обществе. После такого «отступления» в игру вступает совесть, которая у многих людей, к счастью, имеется. «Мы легко забываем свои поступки, когда они известны лишь нам одним», — в этом выражении Ф. Ларошфуко коснулся проблемы совести и ее природы. По всей видимости, Ларошфуко считал, что угрызения совести просыпаются в человеке только в случае, если ему есть перед кем стыдиться, перед кем отчитываться, есть перед кем стараться оправдать себя. Если же поступок известен лишь нам, мы очень быстро вычеркиваем его из своей памяти, вступив в выгодную сделку со своей совестью. Я не совсем согласна с этим высказыванием. Доля правды в словах Ларошфуко, несомненно, есть: действительно, какие-то мелкие проступки человек способен забыть, если о них никто не знает. Однако, я считаю, что забыть серьезный поступок, повлекший за собой серьезные последствия, здоровая личность не может, даже если о нем никто не знает. Человеческая природа все-таки предусматривает внутренний конфликт с самим собой, если на то есть весомые причины. Красноречиво подтвердить мою точку зрения может литературный герой романа Федора Михайловича Достоевского «Преступление и наказание» Родион Раскольников. Герой совершил убийство, о чем никто не знал. Однако героя начинает мучать совесть, страхи, он разоблачает сам себя. Внутренний голос говорит Раскольникову о том, что он не может жить дальше так, будто ничего не произошло. Его руки были в крови, а значит и дальнейшая судьба была запятнана. Героиня пьесы Островского «Гроза» Катерина изменила мужу. Этот, безусловно, расходящийся с моральными принципами героини поступок был почти никому не известен. Катерина могла бы забыть об этом, однако совесть ее не позволяет сделать этого. Конечно, этот проступок был не единственной бедой героини произведения, но именно муки совести стали последним шагом к самоубийству. Таким образом, я лишь частично согласна с мнением Ларошфуко.




See also: