По преданию, дары волхвов – это драгоценные благовония, которые три мудреца?волхва преподнесли младенцу Иисусу. Они увидели, как вспыхнула звезда на востоке, и поняли, что родился спаситель мира. Отсюда пошел обычай в Рождество дарить своим близким подарки. В рассказе О. Генри все происходит по?другому. «Меблированная комнатка за восемь долларов в неделю. В обстановке не то, чтобы вопиющая нищета, но скорее красноречиво молчащая бедность.

Внизу, на парадной двери, ящик для писем, в щель которого не протиснулось бы ни одно письмо, и кнопка электрического звонка, из которой ни одному смертному не удалось бы выдавить ни звука», – так описывается маленькая квартирка, в которой проживают молодые супруги. Юная Делла хочет выбрать подарок на Рождество для мужа, ведь Рождество – праздник, который принято отмечать в кругу семьи, с близкими и любимыми людьми и делать друг другу подарки. Они любят друг друга, и никакие сокровища не кажутся Делле достойными мужа. Но вся несправедливость и правда жизни заключается в деньгах: «Один доллар восемьдесят семь центов. Это было все. Из них шестьдесят центов монетками по одному центу. За каждую из этих монеток пришлось торговаться с бакалейщиком, зеленщиком, мясником так, что даже уши горели от безмолвного неодобрения, которое вызывала подобная бережливость… Один доллар восемьдесят семь центов. А завтра Рождество…» А как хотелось бы подарить своему любимому человеку гораздо больше, чем можно себе позволить. Это печально, но с этим ничего не поделаешь.



Делла не жалеет свое сокровище – волосы, ведь «сколько радостных часов она провела, придумывая, чтобы такое ему подарить к Рождеству! Что?нибудь совсем особенное, редкостное, драгоценное, что?нибудь, хоть чуть?чуть достойное высокой чести принадлежать Джиму». Она ничуть не жалеет, когда идет продавать свои волосы, чтобы купить понравившуюся цепочку для часов и подарить ее мужу. Хотя одно мгновение страха все же было. «Господи, сделай так, чтобы я ему не разонравилась!» – прошептала она, услышав шаги Джима на лестнице. А сколько радостных предчувствий было в ее голове: «При такой цепочке Джиму в любом обществе не зазорно будет поинтересоваться, который час». Оказалось, что и Джим думал о том же. Его самая драгоценная вещь – золотые часы, принадлежавшие его отцу и деду. Но и он горячо желал сделать самый лучший подарок своей любимой, чтобы исполнить ее мечту. «На столе лежали гребни, тот самый набор гребней – один задний и два боковых, – которым Делла давно уже благоговейно любовалась в одной витрине Бродвея. Чудесные гребни, настоящие черепаховые, с вделанными в края блестящими камешками, и как раз под цвет ее каштановых волос. Они стоили дорого…» Финал рассказа и грустен, и счастлив одновременно. Печальный момент заключается в том, что подарки для обоих оказались слишком хороши. Нет больше волос, которые переливались и блестели, «точно струи каштанового водопада», «спускались ниже колен и плащом окутывали почти всю ее фигуру». Но нет и золотых часов, к которым с такой любовью и нетерпением подбиралась цепочка. Неужели все старания зря и подарки так и останутся дорогими, но ненужными? Счастливым же моментом является то, что муж и жена сделали друг другу бесценные подарки, они подарили любовь, преданность, показали готовность пожертвовать друг для друга самыми большими сокровищами. О. Генри лишь в последнем абзаце рассказа как бы проясняет смысл его названия. Волхвы преподнесли мудрые и щедрые дары, предрекавшие величие Иисуса. Здесь же рассказано о величайшем самоотречении, готовности ради своей любви на любые жертвы. Простая человеческая любовь, которую автор возносит на высоту мудрости волхвов, – это огромный подарок, который не купить ни за какие деньги. . О. Генри с улыбкой одобряет поступки своих героев. В тексте есть авторское отступление: «А я тут рассказал вам ничем не примечательную историю про двух глупых детей… Из всех дарителей эти двое были мудрейшими». Способность отказаться от сокровища ради любимого, ради того, чтобы в праздник доставить ему (или ей) наибольшее удовольствие – вот смысл отношений между людьми. И чем больше жертва, тем сильнее наша любовь.




See also: