1. Сюжет «Слова о полку Игореве”.

2. Особенности описания похода князя Игоря.



3. Значение упоминаний о других сражениях.

4. Авторская позиция и глубинный смысл «Слове”.

Неудачный поход правителя небольшого русского княжества против степняков-кочевников, закончился гибелью дружины и пленением князя... Почему рассказ об этом событии занял весьма значительное место в русской культуре? Почему плачевное поражение в диких степях — поражение, а не победа, принесло Новгород-Северскому князю именно то, к чему он стремился: вечную славу? Сколько было других походов, более успешных, но о них знают и помнят лишь специалисты, историки. А повесть о походе Игоря вдохновила композитора А. П. Бородина на создание знаменитой оперы «Князь Игорь».

Чтобы понять, в чем заключена притягательность «Слова о полку Игореве», нужно обратить внимание на несколько аспектов. Как нам известно, рассказ идет о поражении русских воинов. Разумеется, об этом знали и те, кому «Слово...» было адресовано его автором. Однако повествование построено таким образом, что с первых строк невозможно понять, что поход князя был неудачным. Учитывая, что автор то и дело превозносит доблесть князя, можно догадаться, что «Слово...» создавалось как хвалебная песня, то есть по образцу подобных же произведений, призванных увековечить славу победоносных походов. О том, что на Руси уже существовала богатая традиция создания песен о воинских подвигах, мы узнаем из первых же фраз, которые произносит автор произведения: «Не пристало ли нам, братья, начать старыми словами ратных повестей о походе Игоревом, Игоря Святославича? Начаться же этой песне по былям нашего времени, а не по обычаю Боянову». Таким образом, автор, перед которым стояла нелегкая задача — рассказать о поражении и при этом прославить князя, с честью вышел из всех затруднений, связанных с необходимостью совместить, казалось бы, несовместимые вещи. Автор добросовестно славит отвагу Игоря: очевидно, что при этом не требовалось кривить душой, ведь только очень смелый и безрассудный человек отважился бы выйти против половецких орд с небольшой дружиной. В то же время в «Слове...» правдиво рассказывается о печальных событиях 1185 года: о предзнаменовании (солнечном затмении), которое не остановило князя, об обманчиво легкой победе над отрядом половцев, за которым последовал сокрушительный разгром русских, и о пленении Игоря.

Интересно отметить, что при описании событий автор использует характерные метафорические образы, например жестокую битву он сравнивает с пиром: «...тут кровавого вина не хватило, тут пир окончили храбрые русичи: сватов напоили, а сами полегли за землю Русскую». Схожие образы встречаются не только в древнерусских литературных памятниках, но и в эпических произведениях других европейских народов, например в скандинавском эпосе.

Образ князя Игоря имеет характерные черты эпического героя, презирающего опасность и идущего навстречу ей вопреки любым предостережениям и здравому смыслу: «И сказал Игорь дружине своей: «Братья и дружина! Лучше убитым быть, чем плененным быть; так сядем, братья, на своих борзых коней да посмотрим на синий Дон». Страсть князю ум охватила, и желание изведать Дона великого заслонило ему предзнаменование».

Однако автор «Слова...» не ограничился простым рассказом о походе Игоря. В тексте то и дело встречаются упоминания о битвах и междоусобицах, которые происходили на Руси до описываемых событий. Чтобы понять эти указания, нередко приходится заглядывать в специальные комментарии. Между тем современники автора «Слова», вероятно, хорошо знали, о чем идет речь, и пояснения им не требовались. Однако зачем нужны эти упоминания? Например, рассказывая о том, как сочинял хвалебные песни легендарный сказитель Боян, автор «Слова...» мимоходом замечает, что тот помнил «прежних лет усобицы». Далее автор снова обращается к давно прошедшим временам: «Были века Трояна, минули годы Ярослава, были и войны ОлеговыгОлега Святославича».

Эти исторические отсылки к событиям, хорошо известным аудитории сказителя или сказителей, создавших «Слово», конечно же не случайны. Сравнивая исторические события далекого прошлого и поход Игоря, автор «Слова...» указывает, насколько печальнее последствия последнего: «То было в те рати и в те походы, а о такой рати и не слыхано! С раннего утра и до вечера, с вечера до рассвета летят стрелы каленые, гремят сабли о шеломы, трещат копья булатные в поле чужом среди земли Половецкой. Черная земля под копытами костьми посеяна, а кровью полита; бедами взошли они на Русской земле"!»

И здесь звучит трезвая оценка похода Игоря. Высокие мотивы славы и доблести, руководившие князем, в итоге нанесли урон не только Игорю и его войску, но и всей Руси. Плач русских женщин по погибшим воинам, который звучит в «Слове...»

— это тоже осуждение необдуманного поступка князя: «Жены русские восплакались, приговаривая: “Уже нам своих милых лад ни в мысли помыслить, ни думою сдумать, ни очами не увидать, а золота и серебра и в руках не подержать!”»

Однако в «Слове...», которое является все же произведением, воспевающим доблесть и отвагу, порицание князя Игоря зачастую перемешано с похвалой его достоинств. Киевский князь Святослав, сетуя на те беды, которые навлекли на Русь Игорь и его родственники, не забывает упомянуть и об их отваге, пусть несвоевременной: «Тогда великий Святослав изронил золотое слово, со слезами смешанное, и сказал: “О племянники мои, Игорь и Всеволод! Рано вы начали Половецкую землю мечами терзать, а себе искать славу. Но не по чести одолели, не по чести кровь поганых пролили. Ваши храбрые сердца из твердого булата скованы и в дерзости закалены. Что же учинили вы моим серебряным сединам!"»

Однако главный смысл «Слова о полку Игореве» заключен в стремлении автора наглядно показать, к чему приводят разобщенность русских земель. «Слово...» — это не только рассказ о конкретном историческом событии, это еще и призыв к русским князьям: оставить, пока не поздно, внутренние раздоры и объединиться перед лицом общего врага. Только тогда, когда все русичи будут сражаться под одними знаменами, они добудут «себе чести, а князю — славы». Здравица, провозглашаемая в финале «Слова...», и звучит как прославление этого единения русских воинов: «Здравы будьте, князья и дружина, выступая за христиан против полков поганых! Князьям слава и дружине!»




See also: