1. События, побудившие автора написать «Слово...».

2. Отношение автора к княжеским усобицам.



3. Образы русских князей и их поступки.

4. Необходимость объединения русских земель.

Все русские князья были родственниками. В конце XII века их было около 50. Все они происходили от Владимира Святого и делились на линии...

«Слово о полку Игореве» стало реакцией на события неудачного похода князя Новгород-Северско-го на половцев. Что стало причиной того, что далеко не глупый русский князь решил без оповещения других князей предпринять поход на половцев? Ответ прозрачен — собственная гордыня и желание удовлетворить свои амбиции побудили его выступить в поход. Как известно из истории, Игорь не смог принять участие в случившемся незадолго до этого успешном походе князей во главе со Святославом Киевским. Эта выходка была своего рода компенсацией за невозможность получить свою минуту славы и долю наживы. Именно такие безответственные поступки приводят к трагедиям, пытается донести до читателя безымянный автор «Слова...». Призывом к единению проникнуто все произведение.

Автор считал своим долгом предупредить читателей и особенно «соль земли русской», ее передовую часть, — верхушку общества — о прекращении княжеских усобиц и объединении. Существующее положение «перманентной войны каждого против всех» могло быть нарушено вторжением более страшной, более организованной и сплоченной силы — врага, который способен поработить раздробленную Русь. И приход такого врага не заставил себя ждать. В действительности отношение автора «Слова о полку Игореве» к русским князьям не настолько критическое, как могло бы показаться на первый взгляд. Ведь именно в них, по мнению автора, заключается сила, которая реально может постоять за Русь, дать отпор настоящему врагу. Порой в его обращении к ним мы находим и укоризну, и сочувствие, и восхищение их храбростью, их победами и успехами, и стремление пожурить, как неразумных детей за то, что «не ведают, что творят».

Д. С. Лихачев, один из самых известных исследователей «Слова...» пишет, что автор тем не менее «осуждает их эгоистическую, узко местную политику и их раздоры, их нежелание совместно защищать русскую землю. На примере похода Игоря Святославича Новгород-Северского автор показывает, к чему может привести отсутствие единения. Игорь терпит поражение только потому, что пошел в поход один. Он действует по феодальной формуле: «мы собе, а ты собе». Слова Святослава Киевского, обращенные к Игорю, характеризуют в известной мере и отношение к нему автора «Слова...». «Святослав упрекает Игоря и Всеволода в том, что они... хотели похитить славу его побед над половцами и разделить только между собою славу своего похода».

Вместе с тем представляется целесообразной мысль, что не только само по себе раздробление Руси на десятки независимых княжеств, враждующих между собой, явилось трагедией для страны. В то время процесс сложения независимых княжеств не только в России, но и европейских странах отражал бурное экономическое и социальное развитие стран. В несколько десятилетий Русь стала «страной городов», как называли ее скандинавы. Истинная трагедия была в том, что она «не смогла объединиться даже перед лицом серьезной опасности и рухнула перед опасностью смертельной — вторжением монголов, хотя объективно была сильнее. Экономические интересы города и области, над которой город господствовал, были более важны для правящих слоев, чем интересы Руси в целом» (И. В. Можейко). Еще более скорбным было то, что все князья были между собой родственниками, то есть, по сути, единой семьей. Семья в русской национальной традиции всегда была и остается неоспоримой ценностью, помогающей выжить и сохраниться, как род. И если это было основой в крестьянской среде, то среди высшей знати Руси, а затем России, проблема родственных отношений была четко поставлена автором «Слова...». И в XII веке и после эта разобщенность, борьба за власть любой ценой, невзирая на чувства родства, стала одним из решающих факторов российской истории.

По свидетельству Можейко, «не следует полагать, что одни лишь половцы были грабителями и насильниками. Грабительскими были все пограничные войны. За добычей ходили в степь русские князья. Во время походов они стремились находиться в авангарде — не от особой храбрости, а потому, что авангардный отряд первым грабил становища половцев.

С не меньшим энтузиазмом русские князья грабили вотчины своих родственников. Порой альтернатива — воевать ли с половцами или воспользоваться отсутствием соседа и разграбить русский город — решалась в пользу последнего. А на помощь звали тех же половцев.

Страдающей стороной в этих конфликтах были русские горожане, русские крестьяне, половецкие пастухи, но никак не князья и ханы. Князья и ханы сознавали свое единство. Многие из них были породнены, и в тяжелую минуту князья звали на помощь половецких ханов на выручку».

Как известно, отношение к Игорю в стане Кончака было не столько, как к плененному, сколько как к гостю. Он был лишен лишь свободы передвижения. Кроме того, после пленения ему пришлось смириться с родством с Кончаком. Его сын, взятый в плен вместе с ним, женился на половецкой царевне. Это очень хорошо отражено в опере Бородина «Князь Игорь».

При этом и в самом «Слове...» мы прослеживаем мысль, что поступок Игоря в большей степени порождение сложившейся в княжеской среде системы, а не его натуры: «Сам по себе Игорь Святославич скорее даже хорош, чем плох, но деяния его плохи, потому что над ним господствуют предрассудки феодального общества, идеология господствующего класса. Поэтому в образе Игоря на первый план выступает общее, а не индивидуальное. Игорь Святославич — “средний” князь своего времени: храбрый, мужественный, в известной степени любящий родину, но безрассудный и недальновидный, заботящийся о своей чести больше, чем о чести родины» (Д. С. Лихачев). Особенно автор осуждает князей, которые, по его мнению, явились родоначальниками усобиц. К таким относятся дед Игоря — Олег Гориславич, внук Ярослава Мудрого, противник Владимира Моно-маха. Он удостаивается таких эпитетов: «...мечом крамолу ковал и стрелы по земле сеял, при нем сеялась и прорастала усобицами Русская земля». Автор дает ему говорящее имя — Гориславич, имея в виду то горе, которое он принес своими действиями русскому народу и Руси в целом. Символом князя периода феодальной раздробленности становится и образ Всеслава Полоцкого. На примере его неудавшейся судьбы, несмотря на все хитросплетения и интриги, автор удачно иллюстрирует бессмысленность и безысходность усобиц. Еще более подчеркивают драматичность обстоятельств и судьбы народа, которого угоняют в тяжелое рабство, и женские образы произведения. Поэтичный и пронзительный плач Ярославны на стене в Путивле, которая скорбит о судьбе всех безвременно ушедших воинах, служит той же цели автора.

Раздоры между князьями, их растущие амбиции, игнорирование родственных связей несут горе и печаль и им самим, и их семьям, и народу русскому в целом.

Автор мечтает об объединении князей, создании сильной власти, способной уберечь родную землю и ее народ от гибели. Этот завет автора его потомкам остается актуальным для России на многие века.




See also: