1. Что такое женская проза?

2. Особенности женской литературы.



3. Представители направления.

Женской литературе принадлежит будущее, а может быть уже и настоящее.

Т. Морозова

Феминизм, распространившись в России, пустил свои корни и в литературе. Примерно в конце 1980-х — начале 90-х годов появилась женская русская проза. Что же отражает это явление? Современные критики признают, что самовыражение женщины в литературе отличается от мужского. Вот что думает по этому поводу одна из его представительниц, Л. Е. Улицкая: «Искусство делится на мужское и женское. Деление не несет абсолютного характера, но антропологи отлично знают, что есть народы, где традицию устного рассказа, хранение преданий несут женщины... Мир мужской и мир женский — разные миры. Местами пересекающиеся, но не полностью. В женском мире большее значение приобретают вопросы, связанные с любовью, семьей, детьми». Мужчина и женщина по-разному воспринимают действительность, их волнуют разные темы. Писательница В. С. Токарева считает женскую литературу «подобной литературе и существующей около литературы»: «Существует женская литература... Основная тема женского творчества — тоска по идеалу». Это проза, написанная женщинами на женские темы.

Критик В. Киляков считает основной приметой женской прозы то, что сюжет произведения трудно пересказать, в нем отсутствуют фабула и замысел, всем повествованием руководят только чувства, их надрыв от невыносимости жизненного бытия. Конечно, и до этого времени в русской литературе были женщины-писательницы, но никогда именно проза не была такой надрывной. Женская литература представлена именами писа-тельниц-мастеров бытописания — Л. Е. Улицкая, Л. С. Петрушевская, Т. Н. Толстая, В. С. Токарева, Г. Н. Щербакова.

Исследовательница Г. Г. Писаревская, рассмотрев произведения Петрушевской, Токаревой, Толстой, выявила общие мотивы в женской прозе: одиночества, богооставленности, разлада мечты и действительности, бегства от действительности, поиска ложных идеалов. По мнению критика, герои всех трех писательниц живут в придуманном иллюзорном мире и не могут вырваться из предначертанного судьбой замкнутого круга.

Рассказы Л. Е. Улицкой напоминают философские притчи, герои ее произведений — «маленькие люди», старики, больные, дети, уверенные в том, что все происходящее с ними, даже кажущееся несправедливым, откроет им истину. Время действия ее произведений — послевоенное, где часто дети лучше взрослых противостоят цинизму повседневности. Автор следит за тем, как обстоятельства влияют на человека, что они делают с ним и его личностными качествами. Улицкая, как она сама замечает, не придерживается задачи отражать современность. Жизнь тяготит ее героев, но они учатся преодолевать препятствия с достоинством, сохраняя в себе все лучшее, хотя в них происходит переоценка прежних ценностей. Это люди, которые сродни шукшинским «чудикам», непонятные обществу. Улицкая не осуждает своих героев, не морализаторствует и не подводит итог происходящему — ей свойственна эмоциональная сдержанность. Все это позволяет критикам называть ее рассказы «натуральными зарисовками психологической натуры человека».

Продолжательница известной родовой династии, писательница Т. Н. Толстая — известный новеллист. Современная критика отмечает, что ее произведения поднимают социально-психологические и нравственные вопросы современной жизни. Новеллы Толстой — лиричны и ироничны, направлены на сопереживающего читателя. «Мир в прозе Толстой предстает как бесконечное множество разноречивых сказок о мире, условных, знающих о своей условности, всегда фантастических и потому поэтических», — заявляют исследователи Н. Л. Лейдерман и М. Н. Липовецкий. Мир, изображенный глазами ребенка («На золотом крыльце сидели...») — это сказка, начинающаяся с детской считалки, воспоминания о чудесном детстве. Язык автора богат метафорами, эпитетами, сравнениями, олицетворениями, литературными аллюзиями, красками — Толстая владеет даром цветописи, и это служит одним из способов превращения действительности в сказку. Она не описывает внешность и характер своих героев. Их внутренний мир раскрывается через поступки, чувства, отношения к миру и взрослым, речевые характеристики. Окружающие взрослые воспринимаются как герои сказки — это царицы, цари, злые ведьмы. Толстая играет на контрасте взрослого и детского мира. Чем взрослее герой, тем меньше остается чудес в его жизни.

Толстую влечет описание нелепых людей, к которым обычно глухи обыватели. Она исследует сознание современного человека, ища причины его разлада с действительностью, все знает о своем герое, вживается в его проблемы, сочувствует ему. Ее герои всегда полны веры в жизнь, в исполнение мечты.

Проза Л. С. Петрушевской, напротив, полна негативного изображения реальности, мрачный мир ее героев и мир героев Т. Н. Толстой противоположны друг другу. Но так же, как Толстая, Петрушевская, обладая исключительным словесным дарованием, строит свои произведения на игре. На первом мёсте для нее не проза жизни, а поэзия языка. Автор продолжает сказовые традиции русской литературы, а также традиции М. М. Зощенко и А. П. Платонова. Духовная жизнь героя складывается из мелких бытовых ситуаций, автор делает своего героя — «маленького человека» с его философией — открытым читателю. Критик Липовецкий видит «глубину взаимного понимания» между повествователем и героем. Герой закрыт в своем круге повседневности и обыденности, его жизнь лишена гармонии, живет без душевного покоя, в предчувствии катастрофы. Жизнь его — суета, страдание, лишенное вечных ценностей. Читатель должен ощутить то чувство безысходности, которое испытывает герой.

Женская русская проза стала новым этапом в литературе, новым ее направлением. «Не женского засилья мы хотим в литературе. Не отделения от литературного процесса, а своего места и обозначения в этом процессе. Не женскими темами заполнить книги и средства массовой информации, а утверждением женских начал мира, добра, милосердия и терпимости», — говорит Л. Васильева. Это явление ни в коей мере не стремится разделить литературу на мужскую и женскую, а открывает нам новую грань культуры.




See also: