В самом начале «сентиментального романа» автор знакомит нас с мечтателем. В одну из петербургских белых ночей происходит встреча и знакомство мечтателя с Настенькой. Он сразу же раскрывает ей всё о себе, о своей однообразной, на первый взгляд, жизни. Она отвечает ему взаимностью,и тут, сам того не замечая, мечтатель влюбляется всё сильнее и сильнее в Настеньку. Конечно же, она понимает, чувствует его любовь к себе. При помощи их взаимоотношений, автор раскрывает пред нами множество тем: тема любви, ненависти, обмана, предательства. И вот, когда мечтатель и Настенька уже признались друг другу в своих чувствах, как появляется третий герой, о котором мы многое уже знаем из рассказов Настеньки. Ей приходится делать тяжёлый, не только для себя, но и для остальных героев выбор. Именно этот момент, с моей точки зрения, является самым кульминационным во всём произведении. До этого мечтатель был очень счастлив: он был счастлив в своих романах, которые он создавал в мечтах, а потом он встретил Настеньку. Но это счастье, реальное, оказалось недолгим.Настенька всё-таки уходит с прежним влюблённым, а мечтатель «долго стоял и смотрел им вслед…». Но почему же мечтатель не подумал о себе, о своём будущем, о своём одиночестве и даже не попытался ничего сделать, чтобы Настенька осталась с ним? Может быть, всё дело в нём самом, в его характере? Настенька жила со своей слепой бабушкой. И один раз, за то что Настенька что-то нашалила, бабушка пришпилила её платье к своему. Так Настенька и сидела возле бабушки, но появился и них новый жилец. В него-то и влюбилась Настенька. Она даже пошла к нему перед отъездом, но он оказался порядочным человеком и не взял её с собою, а только пообещал ровно через год приехать за ней. Сама повесть «Белые ночи» построена очень интересно. Здесь главы называются: «Ночь первая», «Ночь вторая» и т.д. В тексте очень много художественных приёмов. Автор часто использует приём параллелизма: почти каждая глава начинается с описания природы, и мы заранее можем знать, как закончится эта глава, печально или весело. В повести, как мне кажется, нет резкого деления на отрицательных и положительных героев. Я не виню Настеньку за то, что она оставила мечтателя опять наедине со своими мыслями. Она поступила так, как велело ей её сердце. Сам мечтатель тоже её не винит в этом: «Целая минута блаженства! Да разве этого мало хоть бы и на всю жизнь человеческую?..». Но я виню, я, может быть, в какой-то мере презираю мечтателя. На мой взгляд, он мог сделать так, чтобы Настенька осталась с ним, и он должен был проявить хоть каплю настойчивости, он имел на это все права. Он, я бы сказал, заслужил это.




See also: