1. Талант Гоголя-писателя.

2. Основные темы лирических отступлений.



3. Роль и место лирических отступлений в поэме.

4. Жизнеутверждающий пафос отступлений.

Какой огромный, какой оригинальный сюжет! Какая разнообразная куча! Вся Русь явится в нем.

Н. В. Гоголь

Н. В. Гоголь — великий русский писатель — обладал уникальным даром. Он заключался в органичном соединении несоединимых вещей: острой, глубокой сатиры и удивительной поэтичности. В этом — гений самого Гоголя и бессмертие первого тома «Мертвых душ», «великой и печальной книги».

Мне кажется, автор точно угадал душу самой России: смешное и великое, низкое и поэтичное живет в ней в неразрывном единстве. Этот характер «шестой части земли с названьем кратким Русь» точно отражают отступления от основной канвы произведения. В поэме Гоголя «Мертвые души» встречаются два типа отступлений — эпические, которые служат для раскрытия характеров и образов персонажей, и лирические, отображающие размышления и переживания автора о судьбе России и ее народа.

И те, и другие способствуют раскрытию основной идеи произведения. Тем не менее, лирические отступления, несмотря на относительно малое их количество в поэме, являются более важными. Они поясняют как суть замысла автора, так и определяют жанр и характер повествования. «Лирическое воззвание к России» и ее народу — так сам Гоголь характеризовал лирические отступления в «Мертвых душах». Писатель назвал свое произведение поэмой, поэтическим созданием особого рода, занимающим среднее место между романом и эпопеей. Лирический монолого России и русском народе органически сочетается в нем с критикой существующего миропорядка.

Особенно яркие и глубокие впечатления оставляют лирические отступления, связывающие воедино темы страны и дороги. Образ дороги актуален и значим для России со времен древнерусской литературы. Это объясняется во многом большими просторами Руси, судьбоносными для всех ее обитателей. В дороге герои проводят большую часть своей жизни, выбор путей-дорог всегда был актуален, начиная с сюжетов народных русских сказок. Дорога — это и есть жизнь.

В «Мертвых душах» дорога — образ, пронизывающий весь сюжет: Чичиков обретает свое «предприятие» в дороге, да и сам Гоголь в лирических размышлениях постоянно прибегает к этому образу, стремясь «изъездить вместе с героем всю Русь». Он то сам представляет себя в пути, то вся Русь представляется в проекции дороги. «Прежде, давно, в лета моей юности... мне было весело подъезжать в первый раз к незнакомому месту... Теперь равнодушно подъезжаю ко всякой незнакомой деревне и равнодушно гляжу на ее пошлую наружность; моему охлажденному взору неприютно; мне не смешно... и безучастное молчание хранит мои недвижные уста. О моя юность! О моя совесть!» Лирические отступления оттеняют те отрицательные стороны жизни, которые высмеивает автор. В них проявляется живая душа страны, те здоровые силы, способные вывести ее на правильный путь, выбрать правильную дорогу.

Бездушному, черствому миру омертвевших персонажей противопоставлен лирический образ России, о которой Гоголь всегда писал с любовью и восхищением. Мы видим, как меняется тон повествования, когда автор обращается к образам и темам народной жизни, к мечте о будущем России. В ней появляются и грустные раздумья, и мягкая шутка, и, наконец, неподдельное лирическое переживание.

Особым чувством проникнуты лирические строки, описывающие мощь, силу, смелость, ловкость, талант, мудрость русского народа, его любовь к свободе. Настоящее положение народа, его закрепощение не совпадало с той долей, которую он по-настоящему заслуживал. Запущенные деревни, неустроенный быт, невежество и равнодушие тянут Россию в прошлое. Олицетворением этого становятся омертвевшие души показанных помещиков и губернской верхушки.

В повести о капитане Копейкине автор подчеркивает, что это картина не только отдельно взятой губернии, но и всей страны, которой правят показанные в поэме помещики и чиновники. Это люди, которые принадлежат прошлому. Но и главный герой поэмы Чичиков отличается от этой галереи персонажей лишь своей устремленностью в будущее. Жажда наживы любой ценой характеризует Чичикова как представителя нарождающегося и набирающего силу нового буржуазного общества. Деньги для него — средство достижения карьеры, комфорта. Гоголь очень точно подметил типичные черты нового класса в России: жизненную энергию, эффективность действий и в то же время черствость и алчность, желание обогащаться за счет чужого труда. Суть их жизни в том же разрушении «живой» души.

Часто можно встретить определение, что поэма Гоголя звучит оптимистически. Мне кажется, что оптимизм этот все-таки сдержанный. Вопросом кончается первый том поэмы, а второй и третий так и не увидели завершенности. Гоголь выражает веру, но не уверенность. Он рисует светлые образы простых людей, которые являются для автора воплощением идеалов духовности, мужества, свободолюбия, тем самым показывая, что у России есть здоровые силы. И эта сила — ее народ. «Птица-тройка», несущаяся по необъятным просторам русской земли, по его словам, «могла родиться только у бойкого народа». Исследователи творчества Гоголя верно отметили: «Образ “русской тройки”, приобретающий символическое значение, неразрывно связан у автора с образами “расторопного ярославского мужика”, одним топором и долотом смастерившего прочный экипаж, и ямщика, примостившегося “черт знает на чем” и лихо управляющего тройкой. Ведь только благодаря таким людям Русь несется вперед, поражая созерцателя этого чуда».

Гоголь, предостерегая от «омертвения души» своих читателей, обращается к ним с призывом сохранять с юношеских лет «всечеловеческие движения». Одно из значимых лирических отступлений произведения — о роли писателя в обществе. Он рассуждает о двух типах писателей и отмечает, что истинный писатель не тот, который «чудно польстил людям, скрыв печальное в жизни», а тот, кто «вывернул наизнанку» всю «страшную, потрясающую тину мелочей, окутавших нашу жизнь».

По своему идейному и эмоциональному накалу лирические отступления «Мертвых душ» подобны «лучу света в темном царстве», способствующему прозрению и катарсису, очищению. Я думаю, что это выражение, введенное в русскую критику Н. А. Добролюбовым позже, в полной мере можно отнести к «Мертвым душам».

Гоголь в мечтах видел Россию другой. Образ птицы-тройки — это символ могущества Отечества. И он был прав. Россия и ее народ переживали разные времена, но всегда мир оглядывался на Россию и прислушивался к ней. Она действительно такая — одновременно и неповоротливая, и стремительная, и надежная, и непредсказуемая, ей знакомы и горькие поражения, и радость побед. Вера писателя в Россию бесконечна, но есть и тревога, куда приведет или точнее «примчит» эта «бричка», которая, как тыква у Золушки, превращается в мифическую «птицу-тройку». Ведь наполнена она не только жизнеутверждающим пафосом, но и мощной гвардией «дубинноголовых» и «неодушевленных» созданий.

Писатель чувствовал в России огромный нереализованный потенциал. Он верил в ее будущее вопреки неприглядному настоящему: «Русь, куда же несешься ты, дай ответ? Не дает ответа. Чудным звоном заливается колокольчик; гремит и становится разорванный ветром в куски воздух; летит мимо все, что ни есть на земли, и, косясь, постора-ниваются и дают ей дорогу другие народы и государства».

Кстати, четкого ответа на вопрос, который задал всем нам писатель, нет до сих пор. Нет и единственно правильного, верного пути. Со времени написания поэмы до сегодняшнего дня Россия и ее народ пережили много трагедий, да и правили ей нередко люди, подобные Манилову, Плюшкину, Ноздреву. Но по-прежнему душа России жива и, несмотря ни на что, «постораниваются и дают ей дорогу другие народы и государства». В этом, пожалуй, и заключается главная разгадка жизнеспособности нашей страны, которая описана Н. В. Гоголем в лирических отступлениях.




See also: