1. Традиция любовной лирики.

2. Любовь в творчестве Пушкина.



3. Любовные переживания в лирике Тютчева.

4. Любовь в поэзии Цветаевой.

Любовная лирика, традиция описания в поэтических произведениях любовных взаимоотношений и переживаний, вероятно, имеет столь же глубокие исторические корни, как и поэзия вообще. В древнегреческой мифологии покровителями искусств, в том числе и поэзии, считались Аполлон и девять сестер-муз, одна из которых, Эрато, была покровительницей любовной поэзии. До наших дней дошло немало любовных стихотворений античности. Несмотря на века, отделяющие нас от Сапфо, Катулла, Овидия и других, переживания, о которых повествуется в их произведениях, по-прежнему способны находить отклик в сердцах читателей. Наверное, по-другому просто не могло быть: рушатся великие империи, на их обломках возникают новые государства, и даже боги порой утрачивают власть над умами людей, но любовь остается вечной силой бытия: «Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится», — писал апостол Павел.

Очевидно, что богатая традиция воспевания чувств, которая сложилась в мировой поэзии, не могла не затронуть творчества русских поэтов. Г. Р. Державин, например, так характеризовал счастье зарождающейся любви:

Единым отвечай воззреньем

И мысль свою мне сообщи:

Что с тем сравнится восхищеньем,

Как две сольются в нас души?

Представь в уме сие блаженство

И ускоряй его вкусить:

Любовь лишь с божеством равенство

Нам может в жизни сей дарить.

Однако подлинный расцвет русской любовной лирики связан конечно же с творчеством А. С. Пушкина. В поэтическом наследии Пушкина можно найти стихи о любви, проникнутые различным настроением — шутливые, двусмысленные, печальные... Стихи о зарождающемся чувстве и стихи-воспоминания о прошедшей любви, горечь разлуки, легкий флирт и глубокие переживания... Пушкин мастерски показал разнообразные оттенки любовного чувства и различные перипетии любовных взаимоотношений. Однако важнейшей чертой пушкинской любовной лирики является особое, возвышенное отношение поэта к описываемому чувству. В любовной лирике Пушкина практически нет мрачных тонов, какими, например, изобилует поэзия М. Ю. Лермонтова. Для Пушкина любовь всегда светлое чувство, может быть, окутанное туманной дымкой грусти, если влюбленные расстаются.

В качестве примера можно привести знаменитое пушкинское «Я вас любил...», которое, при всей своей краткости, верно передает переживания лирического героя на разных этапах развития любовных отношений. Интересно, что чувство показано не с зарождения до угасания, а наоборот: герой мысленно оглядывается назад, вспоминая, как он «любил безмолвно, безнадежно». Начало этой любви уже затерялось в тумане прошлого. Однако сама любовь, ее проявления и эмоции еще живы в душе лирического героя. Он сам признается, что «любовь еще, быть может», «угасла не совсем». Пушкин с тонким психологизмом показывает нам постепенное угасание любви: в описываемый момент очарование недавно пережитого чувства еще властно царит в душе лирического героя, одновременно любовь уже принадлежит воспоминаниям, прошлому... И тут же мы видим яркое, самоотверженное проявление этой любви:

«Я не хочу печалить вас ничем,

Я вас любил так искренно, так нежно,

Как дай вам Бог любимой быть другим».

Иное отношение к любви мы находим в лирике Ф. И. Тютчева. Характерный для его поэзии мотив противоречивости бытия нашел отражение и в тех стихах, которые посвящены любовным взаимоотношениям. «Союз души с душой родной» — это не безусловное счастье, равняющее человека с божеством, а «роковое слиянье», «поединок роковой». Безумию любви Тютчев противопоставляет отрезвляющий холод разлуки:

В разлуке есть высокое значенье —

Как ни люби, хоть день один, хоть век,

Любовь есть сон, а сон — одно мгновенье,

И рано ль, поздно ль пробужденье,

А должен наконец проснуться человек...

Интересно отметить, что в пушкинском стихотворении «Я помню чудное мгновенье...» также звучит мотив пробуждения. Однако для Пушкина оно связано с новой встречей с некогда любимой женщиной, а не с расставанием. В то же время в лирике Тютчева есть стихотворение, удивительным образом перекликающееся с пушкинским «Я помню чудное мгновенье...»:

Я встретил вас — и все былое

В отжившем сердце ожило;

Я вспомнил время золотое —

И сердцу стало так тепло...

Тема любви продолжает звучать и в лирике XX века:

Любовь! Любовь! И в судорогах, и в гробе

Насторожусь — прельщусь — смущусь — рванусь.

О милая! — Ни в гробовом сугробе,

Ни в облачном с тобою не прощусь, —

провозглашает неумирающую силу любви М. И. Цветаева.

Очевидно, что если любовная тематика занимает значительное место в творчестве поэтов-мужчин, то женщина тем более едва ли могла бы обойти молчанием тему любовных переживаний. Любовь в лирике Цветаевой сродни стихийным силам природы: она так же безгранична и многолика, неистова и драматична. Но то же самое чувство может быть трепетным и нежным, проникнутым восхищением к объекту своей любви. Любовь в лирике поэта предстает не как безмятежное счастье, а как испытание, в котором раскрывается духовная сила лирической героини, его готовность бороться за свое чувство и любимого человека: «Я тебя отвоюю у всех земель, у всех небес...».

Но не только гордость, своеволие, неукротимость являются характерными чертами лирической героини Цветаевой. В любовной лирике раскрываются и такие качества, как ранимость и потребность в любви, понимании со стороны любимого человека. Одним из драматических мотивов любовной лирики Цветаевой является тема невстречи, несостоявшейся любви:

Спасибо Вам и сердцем и рукой

За то, что Вы меня — не зная сами! —

Так любите: за мой ночной покой,

За редкость встреч закатными часами,

За наши не-гулянья под луной,

За солнце не у нас над головами, —

За то, что Вы больны — увы! — не мной,

За то, что я больна — увы! — не Вами.

Как будто и нет чувства. Но откуда же тогда горько-ироническое «мне нравится, что Вы больны не мной?» Едва ли в этом стихотворении идет речь о безразличии к человеку...

Конечно, чтобы охватить полностью все многообразие любовных переживаний, переданное в лирике хотя бы одного поэта, потребуется написать большое исследование. Но и поверхностного знакомства с лирикой поэтов XIX—XX веков достаточно, чтобы сделать вывод: во все времена любовные мотивы будут звучать в творчестве поэтов, какой бы широкой не была тематика их произведений:

Я возносил мольбы Астарте и Гекате,

Как жрец стотельчих жертв сам проливал я кровь,

И после подходил к подножиям распятий

И славил сильную, как смерть, любовь.

В. Я. Брюсов




See also: