1. Проблематика семейных отношений у А. П. Чехова.

2. Пошлость и чудовищность брака Пелагеи.



3. Побег Нади в Москву как спасение от обыденности.

4. Распоряжаться жизнью другого человека нельзя.

...И вдруг, ни с того ни с сего, явился какой-то чужой, который откуда-то получил право на ее поведение и собственность!

А. П. Чехов

А. П. Чехов как художник тонко чувствующий и понимающий человеческую душу, нередко обращается в своем творчестве к различным проблемам семейного характера. Писатель понимает, что и в частной сфере человеческой жизни встречаются мещанство и пошлость, причем как в низших слоях общества, так и среди других сословий. Он рассматривал и взаимоотношения мужа и жены, и чувства людей, еще только собирающихся вступить в брак.

В двух рассматриваемых произведениях — «Невеста» и «Кухарка женится» — А. П. Чехов наглядно доказал, что брак не всегда несет счастье, гармонию и свободу женщине. Союз с нелюбимым мужчиной может обернуться для нее настоящим рабством.

В 1885году был написан рассказ «Кухарка женится». В нем говорится о том, как пошла и жестока была существовавшая тогда барская привычка выдавать замуж и женить людей из прислуги. Всю чудовищность и нелепость такого поступка видит и семилетний Гриша, с интересом наблюдающий за тем, как мама и нянька выдают кухарку Пелагею замуж за некрасивого извозчика против ее воли. Здесь Чехов показывает ситуацию глазами мальчика. Оказывается, ребенок ясно видит и понимает то, чего не могут или не хотят замечать взрослые: «...Не понимаю, зачем это жениться? Мамаша женилась на папаше, кузина Верочка — на Павле Андреиче. Но на папе и Павле Андреиче, так и быть уж, можно жениться: у них есть золотые цепочки, хорошие костюмы, у них всегда сапоги вычищенные; но жениться на этом страшном извозчике с красным носом, в валенках... фи! И почему это няньке хочется, чтоб бедная Пелагея женилась?» Мыслит он, конечно, руководствуясь своими, детскими, немного наивными, но довольно свежими, справедливыми и чистыми понятиями. Мальчик Гриша, как никто другой в господской семье, наблюдателен и способен к сочувствию, сопереживанию безвольному человеку, которого заставляют делать то, к чему у него душа не лежит. Познающий мир ребенок замечает все видимые ему оттенки настроения Пелагеи. Он четко ощущает, что самой кухарке неприятен ни навязанный ей чужой волей жених, ни сама затея замужества. Но высказаться несчастной девушке не дают, излить душу ей некому. Пелагея оказалась в замкнутом кругу. Только безмолвный, по малолетству лишенный права голоса барский сын Гриша тайно сочувствует Пелагее: «Бедная, бедная! — думал Гриша, прислушиваясь к рыданиям кухарки. — Куда ее повели? Отчего папа и мама не заступятся?.. Бедная, плачет теперь где-нибудь в потемках! А извозчик на нее: цыц! цыц!.. Грише стало горько. Ему страстно, до слез захотелось приласкать эту, как он думал, жертву человеческого насилия...». Правда, отец семилетнего Григория пытался за столом, поглощая пересоленную кухаркой пищу, сделать жене замечание: «Что у тебя за охота всех женить да замуж выдавать! Какое тебе дело! Пусть сами женятся, как хотят». Но решительных шагов барин не принимает, и Пелагею все равно выдают замуж за немилого, который теперь получил право распоряжаться жизнью молодой кухарки. А семилетний Гриша ничем не может ей помочь, только угостить большим яблоком.

Больше повезло Наде Шуминой, главной героине другого рассказа — «Невеста», написанного А. П. Чеховым в 1903 году. В отличие от вышеупомянутой кухарки Пелагеи у нее есть право вслух возразить: «...Я жить хочу! Жить!.. Дайте же мне свободу! Я еще молода, я жить хочу, а вы из меня старуху сделали!..». Двадцатитрехлетняя девушка-дворянка, семь лет мечтавшая о замужестве и наконец-то уже ставшая невестой Андрея Андреича, сына соборного протоиерея, вдруг печально замечает, что дальнейшая жизнь будет идти монотонно, вяло, однообразно. Молодой гость ее бабушки Александр Тимофеевич открывает Наде глаза, показывает ей более интересный и полезный жизненный путь: поехать учиться. У него есть для этого достаточно убедительные доводы: «Только просвещенные и святые люди интересны, только они и нужны. Ведь чем больше будет таких людей, тем скорее настанет царствие божие на земле... Надо вдуматься, надо понять, как нечиста, как безнравственна эта ваша праздная жизнь. Поймите же, ведь если, например, вы, и ваша мать, и ваша бабулька ничего не делаете, то, значит, за вас работает кто-то другой, вы заедаете чью-то чужую жизнь, а разве это чисто, не грязно?» Еще одним толчком для побега Нади послужил пример брака ее родителей: ведь ее мама была, по сути, несча-стной женщиной, потому что не любила своего по-койного супруга и теперь во всем зависела от своей свекрови, бабули. Со временем и сама Надя обнаруживает, что совсем не любит своего глупого жениха, он ей противен, она не хочет повторять судьбу Нины Ивановны. Особенно ее опечалили и возмутили пошлые мамины слова о «постоянном обмене веществ в природе». Душа девушки бунтует, она хочет свободы, счастья, чего-то нового и полезного для себя и, может быть, для общества. Поэтому неудивительна ее мысль о побеге из родного дома почти что накануне свадьбы: «...Едва она только вот подумала о том, не поехать ли ей В этих рассказах А. П. Чехов показывает читателю судьбу женщин, которых насильно учиться, как все сердце, всю грудь обдало холодком, залило чувством радости, восторга». И Надя позволяет себе изменить свою жизнь вопреки желанию мамы и бабушки, которым остается только простить ее и смирится с осознанным взрослым выбором девушки. Потом им, правда, придется бояться выходить на улицу, чтобы не встретить случайно отца Андрея с несостоявшимся Надиным женихом. Но сама Надя, на следующий год приехав в родной город, не боится ходить по нему. Она — свободный человек.

Её хотят выдать замуж не по любви, а потому что «так надо». Я считаю, что в обоих случаях ситуации пошлы, так как у человека есть право самому искать свое счастье и выйти замуж по своему желанию. Мнения Пелагеи, кроме маленького Гриши, никто не учитывает, у Нади же есть счастливая возможность вырваться из тоскливой обыденности. Она довольна и счастлива, потому что «...и все это уже не пугало, не тяготило, а было наивно, мелко и уходило все назад и назад. А когда сели в вагон и поезд тронулся, то все это прошлое, такое большое и серьезное, сжалось в комочек, и разворачивалось громадное, широкое будущее, которое до сих пор было так мало заметно».




See also: