1. Разочарование в своем поколении в стихотворении «Дума».

2. «Герой нашего времени»: Печорин как типичный представитель поколения.



3. Драма «Маскарад»: образ князя Звездича.

В любом наряде буду я по праву

Тоску существованья сознавать.

Я слишком стар, чтоб знать одни забавы,

И слишком юн, чтоб вовсе не желать.

И. В. Гете

Мотив разочарования в своем поколении так или иначе проходит через все творчество М. Ю. Лермонтова. В стихотворении «Дума» поэт обобщил основные идеи, возникшие у него в результате наблюдения за представителями своего поколения. Уже в первой строке звучит безотрадное: Печально я гляжу на наше поколенье...

Далее поэт объясняет читателю, почему же «грядущее» его сверстников «иль пусто, иль темно». Причиной этого, как и мучительной скуки, бича поколения, является безразличие ко всему на свете:

К добру и злу постыдно равнодушны,

В начале поприща мы вянем без борьбы...

Ни искусство, ни любовь, ни вражда не в состоянии преодолеть холодность и отчуждение, которое многие представители поколения Лермонтова испытывают к жизни:

И ненавидим мы, и любим мы случайно,

Ничем не жертвуя ни злобе, ни любви,

И царствует в крови какой-то холод тайный,

Когда огонь кипит в крови.

Поэт невольно сравнивает свое поколение с людьми прошлых эпох:

И предков скучны нам роскошные забавы,

Их добросовестный, ребяческий разврат...

Нет, нынешнее поколение ничему не в состоянии отдать себя целиком, от души — ни наслажденьям, ни великим свершениям.

Толпой угрюмою и скоро позабытой

Над миром мы пройдем без шума и следа,

Не бросивши векам ни мысли плодовитой,

Ни гением начатого труда.

Образы типичных представителей поколения мы находим и в прозе Лермонтова. Роман, ставший одним из его самых известных прозаических произведений, не случайно назван «Герой нашего времени». Этим названием автор хотел подчеркнуть, что характер Печорина в основных чертах является типичным для всего поколения вообще. В главе «Бэла» Печорин рассказывает о себе Максиму Максимычу, и это описание очень похоже на тот портрет поколения, который Лермонтов вывел в «Думе». В юности Печорин наслаждался «бешено всеми удовольствиями, которые можно достать за деньги», но они быстро ему надоели, что и неудивительно: обычно люди не ценят то, что достается им легко. Любовь не затрагивала глубинных струн сердца молодого человека. Печорин сам объясняет, почему он охладел к наукам: «...Я видел, что ни слава, ни счастье от них не зависят нисколько, потому что самые счастливые люди — невежды, а слава — удача, и чтоб добиться ее, надо только быть ловким. Тогда мне стало скучно...».

Однако если «Дума» проникнута духом обвинения и обличения, то в «Герое нашего времени» автор скорее сочувствует своему герою, чем обвиняет его, хотя и не скрывает его слабостей и пороков. Можно предположить, что причинами безразличия ко всему и мучительной скуки, владеющих Печориным, являются пресыщение удовольствиями и отсутствие четкой цели, к достижению которой он мог бы стремиться. Накануне дуэли с Грушницким Печорин так размышляет о цели своего существования: «А, верно, она существовала, и, верно, было мне назначение высокое, потому что я чувствую в душе моей силы необъятные... Но я не угадал этого назначения, я увлекся приманками страстей пустых и неблагодарных...». Эти страсти и погасили все благородные стремления в душе Печорина. Он стал циником, то есть человеком, который, по меткому определению О. Уайльда, всему знает цену, но ничего не в состоянии оценить по достоинству.

В романе «Герой нашего времени» повествование в основном ведется от лица самого Печорина, который излагает в дневнике свои мысли и наблюдения. Конечно, при такой композиции романа авторская позиция остается «за кадром». В главе «Максим Максимыч» и в особенности в предисловии без названия (ко всему роману), которые написаны от лица автора, а не его героя, мы находим некоторые указания на то, как автор относится к своему герою. Он дает описание внешности героя, добавляя и собственные соображения. Лермонтов указывает на то, что глаза Печорина «не смеялись, когда он смеялся», и делает вывод, что «это признак — или злого нрава, или глубокой постоянной грусти». В целом же портрет «героя нашего времени» дается без выраженной симпатии или неприязни, скорее с интересом стороннего наблюдателя. Та же позиция наблюдателя заявлена автором еще в предисловии, где Лермонтов пишет, что «Герой Нашего Времени... портрет, но не одного человека: это портрет, составленный из пороков всего нашего поколения, в полном их развитии». Писатель отмечает, что ему было «весело рисовать современного человека, каким он его понимает», однако цели сделать какие-либо нравоучительные выводы, а тем более указать пути к исправлению поколения, он перед собой не ставил.

Портрет еще одного типичного представителя поколения мы находим в драме «Маскарад». Князь Звездич, как может, убивает время и деньги. Он мало задумывается о том, к чему могут привести его поступки, князь просто-напросто ищет развлечений, острых ощущений. Но, как метко говорит ему баронесса, скрыв лицо под маской: «Искать ты не умеешь». Болезнь князя Звездича та же самая, что и у Печорина, и других подобных индивидуумов. Это безразличие, скука, отсутствие увлеченности хоть чем-то.

Наполнить хочешь жизнь, а бегаешь страстей.

Все хочешь ты иметь, а жертвовать не знаешь, — говорит Звездичу баронесса. В ее словах, обращенных к князю, звучит обвинение и ему, и его поколению, несмотря на любовь баронессы к Звездичу:

Ты! бесхарактерный, безнравственный, безбожный,

Самолюбивый, злой, но слабый человек;

В тебе одном весь отразился век,

Век нынешний, блестящий, но ничтожный.

Эти слова во многом перекликаются с лермонтовской «Думой». А каково же авторское отношение к князю Звездичу? Об этом мы можем догадаться по тем ситуациям, в которые Лермонтов помещает своего героя: князь дочиста проигрывается в карты, и лишь вмешательство Арбенина помогает ему с честью выйти из крайне щекотливого положения; позабыв о помощи, оказанной ему Арбениным, князь пытается любезничать с его женой; князю не удается достойным образом отплатить за пощечину, полученную от Арбенина, так как тот отказывается с ним драться на дуэли. Возможно, автор и сочувствует своему герою, но сочувствие это не лишено презрительного оттенка.

И прах наш, с строгостью судьи и гражданина,

Потомок оскорбит презрительным стихом,

Насмешкой горькою обманутого сына

Над промотавшимся отцом.

Этими словами завершается лермонтовская «Дума»; ими же можно подытожить разговор об отношении Лермонтова к своему поколению.




See also: