1. Новаторство в поэзии Маяковского.

2. Связь лирики поэта с живописью.



3. Вызов «общественному вкусу» и внутренние переживания лирического героя.

Уже при первом знакомстве с творчеством В. В. Маяковского бросается в глаза поразительное несходство его лирики с классическими образцами поэтических произведений. Не только образы — «жестяная рыба», «флейта водосточных труб», «умная морда трамвая», — но сама мелодика стиха необычна. В лирике Маяковского нет песенной музыкальности. Стихи созвучны размеренному, чеканному шагу:

Жилы и мускулы — молитв верней.

Нам ли вымаливать милостей времени!

Мы-каждый — держим в своей пятерне миров приводные ремни!

Одним из новшеств, которое Маяковский активно использовал в своем поэтическом творчестве, была особая форма записи стихотворений — лесенкой. Подобная запись помогает передать на бумаге некоторые особенности звучания его стиха. Исследователи полагают, что здесь проявилась и связь поэтического творчества поэта с живописью. Известно, что Маяковский занимался в художественных студиях, а также в Училище живописи, ваяния и зодчества, откуда был отчислен за участие в скандальных выходках поэтов-футуристов.

Связь с живописью проявилась и в характерной образности лирики Маяковского. Повествование всегда предстает в виде зримой зарисовки, точнее, серии зарисовок, которые сменяют друг друга, как кадры кинохроники. По аналогии с живописью сформировалось и представление Маяковского о стихах как о зримом, добротно, пусть и грубо сработанном предмете:

Я сразу смазал карту будня,

плеснувши краску из стакана;

я показал на блюде студня

косые скулы океана.

Тематика лирики Маяковского, при всей его эпа-тажности, включает в себя большинство мотивов, характерных для поэзии. Это любовь и одиночество, а также трагические контрасты миропорядка, которые остро переживаются лирическим героем. Большое внимание поэт уделял злободневным проблемам современности, которые в сатирической форме отразились в стихотворениях «Гимн судье», «Внимательное отношение к взяточникам».

В ранней лирике Маяковского особенно сильно проявился нарочитый, хулиганский вызов обывательскому существованию, что типично для поэ-тов-футуристов. Грубая лексика (поэт не чуждается и неприличных слов), подчеркнуто фамильярное и презрительное обращение к аудитории — не удивительно, что подобные стихи производили отталкивающее, шокирующее впечатление:

Знаете ли вы, бездарные, многие, думающие, нажраться лучше как, — может быть, сейчас бомбой ноги выдрало у Петрова поручика?..

Однако легко заметить, что за внешней грубостью, за враждебностью к «буржуям» скрыты глубокие переживания, острое ощущение катастрофичности бытия. Противопоставление сытого обывательского существования и внутренней драмы лирического героя, прикрытой внешней бравадой — это своеобразное преломление традиций романтизма. Как и классический романтический герой, лирический герой Маяковского одинок в окружающем мире, погрязшем в обыденности. Как истинный романтик, Маяковский ищет подходящий фон для своего героя, необычный, чистый от скверны повседневных неурядиц:

Послушайте!

Ведь, если звезды зажигают —

Значит — это кому-нибудь нужно?

Значит — кто-то хочет, чтобы они были?

Значит — кто-то называет эти плевочки жемчужиной?

Тема одиночества по-разному преломляется во многих стихотворениях поэта. Например, грустная мелодия скрипки в произведении «Скрипка и немножко нервно», не находящая понимания у других инструментов в оркестре, вызывает глубокое сочувствие и живой отклик в душе лирического героя:

Оркестр чужо смотрел, как выплакивалась скрипка без слов, без такта...

«Знаете что, скрипка?

Мы ужасно похожи: я вот тоже ору -

а доказать ничего не умею!»

Заметим: музыкальные инструменты в этом стихотворении представлены как живые существа, каждое со своим характером. А в стихотворении «Надоело» поэт восклицает: «Нет людей». Тема одиночества в творчестве Маяковского тесно связана с выявлением отрицательных сторон урбанистической цивилизации — культом потребления и утратой понимания истинных ценностей, любви и самой жизни.

Нужно отметить, что в творчестве Маяковского любовные переживания героя показаны достаточно откровенно и натуралистично:

Поэт сонеты поет Тиане, а я — весь из мяса, человек весь, — тело твое просто прошу, как просят христиане «хлеб наш насущный даждь нам днесь».

Однако грубоватая чувственность лирического героя Маяковского отнюдь не исключает и серьезных, глубоких душевных переживаний. «Кровью сердца дорогу радую», — эта-строка, в которой говорится о страданиях безответной любви, перекликается с любовной поэзией средневекового Востока. Имя возлюбленной для поэта — слово, «величием равное богу».

Особое отношение Маяковский демонстрирует и по отношению к Богу. Сразу отметим — реальность самого существования Бога под сомнение не ставится. Но, как и любовь, Бог в лирике Маяковского утратил свои исконные возвышенные атрибуты. «Врывается к богу», «целует ему жилистую руку» — словно и не о Боге идет речь, а о человеке, возможно, и располагающем определенной властью, но отнюдь не о непостижимой и совершенной Сущности. Снижение образа Бога ярко проявилось в поэме «Облако в штанах»:

Я думал — ты всесильный божище,

А ты недоучка, крохотный божик.

В этих кощунственных словах звучит глубокое душевное страдание лирического героя, который переживает отсутствие взаимности в любви как глобальный крах, приводящий к разочарованию в Боге. Снова повторяется тема одиночества — и мир, и любимая, и даже Бог далеки от чаяний и стремлений лирического героя, безразличны к его терзаниям.




See also: