1. Пьеса «Дядя Ваня» как продолжение и усугубление темы.

2. Новый тип драмы.



3. Тема мещанства и пошлости в драме.

4. Мечта Чехова о внутреннем освобождении личности.

В человеке должно быть все прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли. Она прекрасна, спора нет, но... ведь она только ест, спит, гуляет, чарует всех нас своей красотой — и больше ничего. У нее нет никаких обязанностей, на нее работают другие... Ведь так? А праздная жизнь не может быть чистою.

А. П. Чехов

Первая строчка этого отрывка монолога доктора Астрова из пьесы А. П. Чехова «Дядя Ваня» стала крылатой. В широком контексте всего высказывания она используется редко. Но именно в этих словах заключена основная мысль одного из лучших, на мой взгляд, произведения писателя. Размышления об этой пьесе и выбрано мною для раскрытия темы сочинения.

Тема пропадающей впустую личности, упущенных возможностей, бесплодной красоты, бессмысленно потраченной жизни, слепого служения «идолу» — основная в пьесе. Она продолжает и углубляет идейную составляющую Чехова-писателя.

Каждый из героев пьесы страдает от неспособности или неумения изменить свою жизнь, каждый понимает, что поступает неправильно, но ничего не может с этим поделать. Разочарование, беспомощность и безысходность — основные настроения произведения. Маленький семейный конфликт перерастает во внутренний конфликт каждого героя с самим собой и не имеет разрешения. В итоге все остается по-прежнему.

В «Дяде Ване» (1899) и чуть позже «Трех сестрах» (1901) Чехов создает новый тип драмы. До него в центре было столкновение действующих лиц, идей или неразрешимых противоречий. В его произведениях бытовые будни становятся главным и единственным источником драматического конфликта. Все извечные русские вопросы: кто виноват? (А. И. Герцен), что делать? (Н. Г. Чернышевский) и когда придет настоящий день? (Н. А. Добролюбов), — находят свое идейное воплощение в сюжете пьес Чехова. Как отмечает Г. А. Бялый, «...в мире чеховской драмы страдают все или почти все, и никто конкретно в этом не виноват». А. П. Скафтымов углубляет это замечание: «...виноваты не отдельные люди, а все имеющееся сложение жизни в целом». Действительно, ничего трагического в жизни героев не происходит, все они — кто в тоске, кто в бессильной злобе, кто в ленивой скуке, кто в праздности. Установившийся порядок жизни сделал их хуже, чем они могли бы быть. Люди опошляются, как доктор Астров, озлобляются, как Войницкий, деградируют, как Серебряков, пребывают в праздности, как Елена Андреевна, посвящают свою жизнь не заслуживающим того людям и при этом терпеливо несут «свой крест» до конца, как Соня. В результате становятся несправедливыми, равнодушными друг к другу, а главное — по отношению к себе. И так проходит жизнь...

В каждом из героев подспудно зреет мысль, что жизнь непременно должна измениться, они много об этом рассуждают, но финал один — все возвращается на свое место. В самом названии пьесы указывается на простоту, повседневность обыкновенность происходящего в жизни героев, их самих. Это излюбленный прием Чехова-художника.

Рассмотрим каждого из главных героев более подробно. Главный герой дядя Ваня трудится в имении мужа покойной сестры вместе с племянницей Соней. Практически всю свою жизнь он, а теперь и Соня, работают, чтобы создать материальное благополучие отцу Сони — профессору Серебрякову. Это подчинение своей жизни чужой они объяснят высокой целью - служения науке, помощи «большому» человеку, казалось бы, своими силами добившемуся многого в жизни. На самом же деле оказывается, что Серебряков достаточно заурядный, посредственный человек, которому посчастливилось легко занять нужное место в жизни. Он умеет красиво говорить, увлекать за собой, показать себя. Но при этом всю жизнь он живет чужим трудом и не задумывается об этом. Сейчас он — старый, больной, раздраженный, донимающий своими капризами и придирками как окружающих, так и свою вторую жену Елену Андреевну. Эта красивая, молодая женщина, жизнь которой также проходит впустую. Она скучает, страдает, но тем не менее проводит жизнь в праздности. Она способна увлечь. В нее влюбляются и дядя Ваня, и доктор Астров, но она сама уже не способна увлечься ничем. Тема пустой красоты продолжена и в этом произведении. Чеховская красота сильно отличается от той красоты Ф. М. Достоевского, которая может спасти мир. Елена Андреевна не воплощение зла, она сама жертва, но при этом она пассивно разрушает жизнь другим. Дядя Ваня разрывается между ненавистью к профессору и любовью к его молодой жене. Доктор Астров, который планировал связать свою жизнь с кроткой и трудолюбивой Соней, оставляет ее навсегда.

Напряжение возрастает, когда Серебряков решает продать имение для того, чтобы остаток жизни спокойно провести в столице. Потрясает то равнодушие и черствость, с которым он решает судьбы близких ему людей. Его не интересует, что будет с ними, теми, кто обеспечивал всем необходимым и трудился ради его благополучия. Кульминацией пьесы является «бунт» дяди Вани, звучит выстрел, который никого не убивает и ни к чему не приводит. Бунт бесполезен, как бессмысленен весь уклад жизни.

Мертвая и умирающая красота еще один важный лейтмотив пьесы. «Чудачество» доктора Астрова — в его заботе о бездумной ликвидации лесов, разрушении их величавой вековой красоты. Он, ставший с годами циником, равнодушным, приземленным человеком, раскрывается в своих переживаниях о природе с лучшей стороны. Это тоска не только о природе, но и об уходящих красоте земли, целостности и правды в жизни, человеческих отношениях. Он мечтает об ином порядке, где «...люди красивы, гибки... речь их изящна, движения грациозны. У них процветают науки и искусства, философия их не мрачна, отношения к женщине полны изящного благородства...». Чувствует это и сожалеет об этом и Елена Андреевна, считающая, что во всех людях сидит «бес разрушения» и скоро «на земле не останется ни верности, ни чистоты, ни способности жертвовать собою».

Сам Астров является тоже образом гибнущей красоты. Умный, одаренный, интеллектуально развитый человек, способный на поступки, глубокие чувства, сам разрушается и внешне, и внутренне.

Финал пьесы не утешителен: уезжает из имения Серебряков с женой, навсегда уходит из жизни Сони Астров, успокаивается и возвращается к своим повседневным занятиям дядя Ваня.

Герои этой пьесы, как и других у Чехова, много говорят, думают, спорят. Но это тот спор, в котором не рождается истина. Положение восстановлено, но это оставляет отпечаток трагичности, потому что вместе с этим навсегда уходит из жизни этих людей надежда на лучшую осмысленную жизнь.

Чехов — мастер деталей, ему удалось передать всю глубину горя, которую, по его собственным словам, «не скоро еще научатся понимать и описывать и которую умеет передавать, кажется одна только музыка».

Упоминание этой чистой светлой и изящной жизни, о которой тоскуют герои — некий идеал, которого не знает и сам автор. Он только дает понять, что те, кто честно трудится и живет жизнью простого человека, заслуживают иной доли.

И здесь с особой пронзительностью звучит чеховская мечта о той жизни, когда и в человеке, и в его жизни будет все прекрасно. Известный исследователь творчества писателя Г. А. Бялый справедливо отмечал: «...все его творчество пролагало пути и создавало предпосылки для внутреннего освобождения личности. Чехов считал это важнейшей задачей искусства».




See also: