Эта повесть входит в число замечательных «Повестей Белкина». Содержание повести передано рассказчику свидетелями случившегося, так или иначе имевшими отношение к тем людям, с которыми приключились описываемые события. Повесть «Выстрел» разделена на две главы. Художественные центры обеих глав – поединки, символизируемые выстрелами. Психологическая картина прерванной дуэли передается двумя рассказчиками. В ней присутствуют два значимых выстрела, о которых говорит тот участник, который в данный момент стоял под дулом пистолета. Это перекрещивание углубляет трагизм самого понятия дуэли, сознательного риска жизнью в первую очередь во имя самоуважения. Каждый из героев должен выдержать поединок с самим собой, опираясь только на глубинные нравственные силы и дух. Граф полностью потерял и волю, и достоинство, он подчинился внешним силам. Сильвио же вышел победителем и перед соперником, и перед собой. Каждый из героев имеет выбор, как поступить, показать благородство или низость.

Это зависит от самого человека, от его принципов и взглядов на жизнь. Сильвио вызывает сочувствие и понимание из?за того, что нет покоя и мира в его душе и сознании, но в то же время он имеет и недобрые намерения, а это отталкивает. Сильвио в полку был всегда первым. Вот как он сам говорит о себе: «Характер мой вам известен: я привык первенствовать, но смолоду это было во мне страстию. В наше время буйство было в моде: я был первым буяном по армии. Мы хвастались пьянством… Дуэли в нашем полку случались поминутно: я на всех бывал или свидетелем, или действующим лицом. Товарищи меня обожали, а полковые командиры, поминутно сменяемые, смотрели на меня как на необходимое зло». Поэтому когда появился соперник у Сильвио, он не мог с этим смириться, это постоянно уязвляло его самолюбие, он просто возненавидел его. Он всячески пытался унизить графа и нагрубить ему. А второй герой был ничуть не хуже Сильвио: «Успехи его в полку и в обществе женщин приводили меня в совершенное отчаяние», – вспоминал он. Повесть построена таким образом, что сначала идет пространное авторское вступление, затем рассказ непосредственного участника событий, а потом краткое авторское заключение, т. е. проводится некая параллель. Каждый из двух эпизодов прерванной дуэли оставил памятник: простреленная фуражка Сильвио – «памятник нашего поединка» («Он прицелился и прострелил мне фуражку»), картина в кабинете графа – «памятник последней нашей встречи» («Тут он было вышел, но остановился в дверях, оглянулся на простреленную мною картину, выстрелил в нее, почти не целясь, и скрылся»). Образы героев очень динамичны и изменчивы. Так, соперник Сильвио в начале повести равнодушен ко всему происходящему, уверен в себе, ничего не боится. Сильвио так и описывает его: «Отроду не встречал счастливца столь блистательного! Вообразите себе молодость, красоту, веселость самую бешеную, храбрость самую беспечную, громкое имя, деньги, которые никогда у него не переводились, и представьте себе, какое действие должен был он произвести между нами». Однако в конце повествования герой становится совсем другим. Он нервничает, ему есть что терять, он боится и сомневается, не знает, как правильно поступить: «Не понимаю, что со мною было и каким образом мог он меня к тому принудить… но я выстрелил и попал вот в эту картину». Также изменчива речь героев повести на протяжении всего повествования. Так, рассказы Сильвио и графа более живые, чем речь рассказчика. Кроме того, Сильвио рассказывает более богатым литературным языком. В его речи много коротких предложений, он передает действие, а не просто описывает его. Периодически возрастает и уменьшается степень напряженности произносимой речи, передается быстрая смена событий. В повести есть мрачное ощущение неразрешимости ситуации, печального его конца. Но стремление героев жить так, как они хотят, вселяет надежду на то, что каждый герой – творец своего счастья. «Повести Белкина», написанные А. С. Пушкиным более 150 лет назад, остаются по?прежнему интересными для читателя, открывают новый мир, способный обогатить возвышенными чувствами. Это неиссякаемый клад, который учит нас и жизни, и правильному отношению к окружающим.




See also: