Природа родной страны – неисчерпаемый источник вдохновения для поэтов, музыкантов, художников. Все они осознавали себя частью природы, «дышали с природою одной жизнью», как говорил Ф. И. Тютчев. Ему же принадлежат другие замечательные строки:  

Не то, что мните вы, природа: Не слепок, не бездушный лик – В ней есть душа, в ней есть свобода, В ней есть любовь, в ней есть язык…

  Именно русской поэзии оказалось под силу проникнуть в душу природы, услышать ее язык. В поэтических шедеврах А. С. Пушкина, А. А. Фета, С. Никитина, Ф. И. Тютчева, М. Ю. Лермонтова и многих других авторов нашли отражение разные времена года и в обобщенных картинах (например, «Унылая пора! Очей очарование!»), и в их прекрасных мгновениях («О первый ландыш!»). Нельзя сказать, что какое?то время года удостоилось большего или меньшего творческого внимания. Просто в каждом состоянии природы поэт может увидеть и услышать созвучие своим мыслям и чувствам. Вот перед нами два «осенних» стихотворения М. Ю. Лермонтова и Ф. И. Тютчева: «Осень» и «Осенний вечер». Одно из них, стихотворение Лермонтова, рисует как бы обобщенную картину осенней поры, включающую в себя и пейзаж, и жизнь зверей, и настроение людей. Определяющими здесь являются слова: «поникли», «мрачную», «не любит», «скрыться», «тускл». Именно они создают грустный эмоциональный фон стихотворения, передают ощущение какой?то потери. Но Лермонтов – поэт, видящий мир ярким и полным движения. Так и в этом небольшом произведение присутствует яркая цветовая гамма: сочетание желтого, зеленого, серебряного, а глаголы составляют здесь почти треть среди самостоятельных частей речи. В первых двух строках употребление трех глаголов подряд сразу создает впечатление осеннего ветра, свежести. Следующая картина противоположна первой: она статична: «Лишь в бору поникли ели Зелень мрачную хранят». Но прием олицетворения оживляет и ее. А вот и человек – пахарь, закончивший свой тяжелый труд на земле. Да, отдыхать меж цветов ему теперь долго не придется, но ведь таков закон жизни, и безнадежной грусти в этой картине тоже нет. Все живое встречает по?своему осень, поэтому и «зверь отважный скрыться где?нибудь спешит». Интересен эпитет «отважный», им М. Ю. Лермонтов передает восхищение разумной устроенностью живого мира: ведь умело скроются и переживут звери суровую зиму. В последних строчках поэт обращает свой взгляд от земли к небу: там тусклый месяц, туман. И все же поле серебрится даже под этим тусклым светом. Лермонтов создает картину осени, полную гармонии, естественности, жизни. Также сумел уловить «умильную, таинственную прелесть» в осенних вечерах Ф. И. Тютчев. Этот поэт чувствует едва заметные переходы от поздней зимы к ранней весне или от позднего лета к ранней осени. Природа в его стихах живая, деятельная, будто она ведет сама свой календарь. В стихотворении «Осенний вечер» запечатлен переход грустно?сиротеющей природы к сходящим бурям, остановлено мгновение увядания, изображена таинственная душа живого мира, страдающего от ухода пестроты деревьев, туманной и тихой лазури. Поэтому так естественна в конце стихотворения параллель этого состояния природы с миром существ разумных, кротко и стыдливо переносящих неизбежные страдания. Обращает на себя внимание эпитет «зловещий», таким увиден Тютчевым блеск осенних листьев. Это слово выделяется в ряду других образных определений стихотворения: «тихая лазурь», «грустно сиротеющая земля», «кроткая улыбка». Приведенные эпитеты оставляют впечатление замирающей жизни, усиленное словами «ущерб, изнеможение», и поэтому пестрота деревьев с багряными листьями на этом фоне кажется какой?то вызывающе?неестественной; обманчивой, а потому «зловещей». Стихотворение написано Тютчевым как бы на одном дыхании, потому что в нем всего лишь одно предложение, в котором слились в единое целое душа человека и душа природы.




See also: