1. Безнадежные попытки быть понятым.

2. Одиночество как постоянный спутник поэта.



3. Лирический герой Маяковского.

4. Обращение поэта к будущим потомкам.

В какой ночи бредовой, недужной, какими Голгофами я зачат,

такой большой и такой ненужный?

В. В. Маяковский «Нет, весь я не умру...» — эти вечные слова А. С. Пушкина в полной мере можно адресовать В. В. Маяковскому. Время не было властно над поэтом. С Маяковским порой кто-то соглашался, а кто-то и спорил, но не один человек не оставался равнодушным к его стихам, так как это просто невозможно.

Уже давно известно, что лирика способна передать все душевные переживания человека, его мысли и чувства, желания и мечты. Маяковский обладал необычайными способностями из всего делать поэзию, из чего-то незаметного сделать видимое и важное. Он как поэт и человек своего времени очень сильно переживал за тех людей, которые были неспособны и не хотят видеть красоту жизни. В своем стихотворении «Послушайте!» поэт призывает подняться над скучной и тусклой жизнью и увидеть вокруг себя не «плевоч-ки», а звезды. Маяковский стремился зажечь каждую человеческую душу, показать ей необычайную красоту жизни, сделать так, чтобы в каждой «обязательно была звезда». Поэт говорит о высших целях человеческого существования, зовет к обновлению, преображению самой души человека: Человек, землю саму зови на вальс!

Возьми и небо заново вышей, новые звезды придумай и выставь...

Но толпа так не услышала призывов Маяковского, она была слепа и глуха к крикам души поэта. В большей части своих стихотворений Маяковский рассказывает о своих неудавшихся попытках прийти к людям, рассказать им о своих страданиях. Для него всегда было важно быть услышанным и понятым читателями. Однако мало кто понимал его. И именно поэтому поэт ощущал постоянное одиночество — «...Это совершенно невыносимо! Весь как есть искусан злобой. Злюсь не так, как могли бы вы: как собака лицо луны гололобой — взял бы и все обвыл».

В творчестве Маяковского отчетливо видно тяготение поэта к человеческому теплу, участию и пониманию:

Слушайте ж:

Все, чем владеет моя душа,

— а ее богатства пойдите смерьте ей! великолепие,

что в вечность украсит мой шаг,

и самое мое бессмертие,

которое, громыхая по всем векам,

коленопреклоненных соберет мировое вече, —

все это — хотите? —

сейчас отдам за одно только слово

ласковое человечье.

Поэт стремиться разорвать порочный круг одиночества, он пытается докричаться до людей: Послушайте!

Ведь если звезды зажигают —

Значит, это кому-нибудь нужно?

Поэт одинок, и это состояние души является главной темой раннего творчества Маяковского:

В какой ночи,

бредовой,

недужной,

какими Гэлиафами я зачат — такой большой и такой ненужный?

Само состояние трагичности для поэта — разнопланово. С одной стороны, Маяковский показывает одиночество титана, некого над-человека, который возвышается над всей безликой толпой. Он и презирает ее:

Как трактир, мне страшен ваш страшный суд!

А с другой стороны, поэт так же, как и его лирический герой, — человек одинокий, тоскующий и страдающий от этого. Маяковский также стремиться найти выход из этого положения, но не находит его:

Время!

Хоть ты, хромой богомаз, лик намалюй мой в божницу уродца века!

Я одинок, как последний глаз у идущего к слепым человека!

Как душевное состояние самого Маяковского, так и все его творчество переполнено различными противоречиями: его лирический герой — многомерен, многопланов, он способен использовать и постоянно менять множество масок. Он с презрением заявляет, срываясь на крик:

...я захохочу и радостно плюну, плюну в лицо вам

я — бесценных слов транжира и мот.

И неожиданно меняется, исчезает весь пафос, и перед читателем уже предстает совершенно иной человек. Ему страшно и одиноко в этом безумном, беззвездном мире и он мечтает лишь об одном — «чтобы каждый вечер над крышами загоралась хоть одна звезда». В многогранности лирического героя писателя соединяются богоискания и богоборчество, порыв к разрушению и страдания от хаоса, искренняя чистая любовь и гимны насилию и жестокости. Все это происходит от двух противоречивых «я» поэта: демонического и взывающего о помощи. В стихотворениях Маяковского основными эмоциями главного героя является боль. Ключевой фразой раннего творчества поэта стала — «Резок жгут муки». Сама боль возникает лишь только при попытке прикоснуться к окружающему миру, и этот мир приобретает иные краски, он воспринимается совершенно по-особому. , Маяковский в своем творчестве постоянно стремился найти среди многочисленной толпы хотя бы одну родственную душу, найти того, кто бы понял его. И это желание было недостижимым для поэта. А уж тем более он и не мечтает о том, чтобы быть понятым всей страной.

Нет людей..

Понимаете

крик тысячедневных мук?

Душа не хочет немая идти, а сказать некому.

Поэт постоянно стремился настроить хоть малейшую и тончайшую связь своего лирического героя с людьми. Он хотел завоевать доверие и понимание людей. Но со временем поэта все чаще и чаще стали одолевать сомнения:

Я хочу быть понят моей страной, а не буду понят — что ж, по родной стране пройду стороной, как проходит косой дождь.

Очевидно, что эти слова относятся не к «агитатору, горлану-главарю», а к человеку, глубоко сомневающемуся и очень страдающему.

Сам лирический герой Маяковского не хочет быть изолированным от огромного человеческого оркестра. В стихотворении «Скрипка и немножко нервно» проходит метафора «люди-оркестр», и именно здесь проявляется позиция человека, которому хочется преодолеть отчужденность от всех. Он готов стать братом тем людям, кто поверит ему, человеком с нежной скрипкой, «выплакивавшей» свое одиночество без каких либо слов.

Иронично, глубоко и порой даже резко поэт показывает в стихах отчаяние своего лирического героя. В некоторых стихотворениях ирония переходит в гротеск. Так, в стихотворении «Нате!» описывается резко-смешная форма самой жизни и людей: «Вы» — не люди, а «обрюзгший жир», у мужчин — «в усах капуста», «женщины смотрят устрицей из раковин вещей». Но главное здесь то, что поэт сравнивает свое сердце с нежной, хрупкой бабочкой — это «бабочка трепетного сердца», но

толпа, как «стоглавая вошь», может легко ее раздавить.

На кануне своей смерти Маяковский написал «Во весь голос: первое вступление в поэму». Этими словами поэт обращается к будущим потомкам. Именно людям будущего он пытается объяснить свою позицию в творчестве и искус-

стве и он рассчитывает на их понимание и великодушие:

Заглуша

поэзии потоки, я шагну

через лирические томики, как живой

с живыми говоря.

В этом произведении есть строчки, которые очень точно говорят о глубоко душевной драме Маяковского:

Но я себя смирял,

становясь на горло собственной песне.




See also: