1. Глубокое содержание поэмы.

2. Биография Чичикова.



3. Оптимизм и ловкость героя.

4. Отношение к Чичикову окружающих.

Прочитав вышедший в 1842 году первый том поэмы Н. В. Гоголя «Мертвые души», известный критик А. И. Герцен отметил у себя в дневнике: «Удивительная книга, горький упрек современной Руси, но не безнадежный. Там, где взгляд может проникнуть сквозь туман нечистых, навозных испарений, там он видит удалую, полную сил национальность... Грустно в мире Чичиковых, так, как грустно в самом деле, и там и тут одно утешение в вере и уповании на будущее».

В поэме в полной мере раскрылась удивительная способность Николая Васильевича не только замечать ту пошленькую мелочь, которая так часто встречается в жизни, и которую все перестали давно замечать, но и подвигнуть других обратить на нее внимание. Противопоставление ничтожному чего-то по-настоящему стоящего заставило Гоголя, казалось бы, незатейливую аферу с крепостными душами наполнить более серьезным смыслом. И вот читатель не только узнает историю Чичикова, а открывает для себя несоответствия и болезни всего социального строя той эпохи. Новаторство Гоголя, как писателя проявляется в том, что он называет свое произведение поэмой: «Такие явления от времени до времени появлялись у многих народов. Многие из них хотя и писаны в прозе, но тем не менее могут быть причислены к созданиям поэтическим». Более того, гоголевская поэма является одновременно и исторической. Действие первого тома он отодвинул примерно на двадцать лет назад, когда царем государства Российского являлся Александр I: «Впрочем, нужно помнить, что все это происходило вскоре после достославного изгнания французов». Именно этим объясняется тот факт, что для чиновников и обывателей губернского города NN Наполеон все еще жив и несет определенную угрозу с острова Святой Елены, где и находится. Писатель очень оригинально отреагировал на совсем недавнюю для него историческую действительность. Отечественная война 1812 года, главный противник Наполеон гармонично вплетаются в сам сюжет, постепенно превращаясь в обывательскую сплетню. Таким образом, здесь Гоголь вернулся к одному из самых распространенных явлений русской истории — самозванству, что поставило Павла Ивановича Чичикова в один ряд с Дмитрием Самозванцем и Емельяном Пугачевым.

Историю главного героя автор рассказывает очень подробно, начиная с самого детства, хотя в те времена многие могли похвастаться подобным началом жизненного пути. Но вместе с тем рассказ увлекает читателя. «Жизнь при начале взглянула не него как-то кисло-неприютно, сквозь какое-то мутное, занесенное снегом окошко: ни друга, ни товарища в детстве». Чичиков рос в бедной и неблагополучной семье обедневших дворян. Хронически больной отец: «вечный шарк и шлепанье по комнате хлопанцев», — отравлял существование мальчика нравоучительными прописями и наказанием за любую провинность. С раннего детства ребенку приходится приспосабливаться к нелегким условиям существования. Нелегкий жизненный опыт выработал у Чичикова привычку ни чем особенным не выделяться среди людей: ни тонкий, ни толстый, ни старый, ни молодой. Кажущаяся на первый взгляд серость и безликость скрывают за собой упорство, терпение, невероятную обходительность.

Ввиду своего не слишком приятного начала Павел Иванович всю жизнь ощущает свою неполноценность, невозможность до конца самореализоваться в этом обществе. Он не живет одним днем, а часто задумывается о будущем, мечтая, что когда-нибудь у него появится «свежая, белолицая бабенка... и молодое поколение, долженствовавшее увековечить фамилию Чичиковых: резвунчик-мальчишка и красавица-дочка, или даже два мальчугана, две и даже три девчонки, чтобы было всем известно, что он действительно жил и существовал, а не то что прошел по земле какой-нибудь тенью или призраком...». Чичиков искренне боится ничего не оставить после себя на земле: ни памяти, ни потомства. Возможно, именно поэтому он так страстно, даже путем уловок и обмана пытается вырваться из болота, уготовленного ему еще до рождения.

Самой трудной для Павла Ивановича была его первая ступень — первая служба. Нудная ежедневная работа переписчика за мизерную плату, «каменной бесчувственности и непотрясаемости повытчик» не давали Чичикову никаких шансов на повышение. Однако молодой человек с помощью обмана, приволокнувшись за дочкой начальника, и обходительности добился своего. Чичиков не способен выполнять какой-либо труд, требующий специальных знаний или склонности к творчеству, но он как рыба в воде чувствовал себя среди канцелярской волокиты, быстро находил в ней для себя выгоды. Получив долгожданное повышение, и тут же бросив дочку бывшего начальника, главный герой стал «понемногу выпутываться из-под суровых законов воздержанья». Карьера Чичикова складывалась не так успешно, как тому хотелось бы. В ней были взлеты и падения. Причем срывы были такие, что всякий мог бы после этого вновь подняться и продолжать строить свою карьеру. Закончилась бюрократическая деятельность Павла Ивановича на таможенной службе, где он смог сильно подняться, заполучить себе около пятисот тысяч рублей, а затем провороваться и остаться с жалкими десятью тысчонками.

Тем не менее Чичиков не опустил рук и не забился в какой-нибудь заштатный городок — он пошел на новую аферу, на которой можно было бы нажиться. Возможно, и здесь сказалось стремление главного героя к безоблачной семейной жизни, воспроизводству себе подобных. Он рассматривает свою брачную жизнь, как великий долг перед государством, который должен быть у всех «благонамеренных граждан». Здесь проявляется его идеализация будущего своего потомства, наподобие того, как первобытный человек почитал предков. Она очень сильна у Чичикова и заставляет его принимать шаги все к новым и новым действиям. Сначала главный герой становится частным поверенным, специалистом по различным кляузным делам, прекрасно разбирающимся во всех судебных ходах и выходах. Можно сказать, что жизненные аппетиты Чичикова вполне умеренны — он желал на первых порах достичь только «среднего достатка». Все его движимое имущество в начале книги ограничивалось рубашками тонкого голландского полотна, фраком излюбленного цвета наваринс-кого дыма с искрою, несколькими кусками ароматического заграничного мыла, такого же одеколона и бричкой. На аферу с крепостными его в какой-то мере подталкивает секретарь в разговоре о вымерших крестьянах: «“Да ведь они по ревизской сказке числятся?.. Ну так что же вы оробели? Один умер, другой родится, а все в дело годится”». Поверенный задумался: «Героя нашего осенила вдохновеннейшая мысль, какая когда-либо приходила в человеческую голову. “Эх, я Аким-просто-та... ищу рукавиц, а обе за поясом!”»

Только в последней главе Гоголь привел размышления Чичикова по поводу достижения благополучия на скупке мертвых. Это с одной стороны раскрывало перед читателем возможности всесильного чиновничества, не замечающего за бумажками реальной жизни, с другой стороны, ставило вопрос о сущности героя: «Кто же он? Стало быть, подлец? Почему ж подлец, зачем же быть так стро-гу к другим?..». Писатель был уверен, что рождение «нового человека» неминуемо на российских просторах, человека, для которого власть денег превыше всего. Гоголь назвал Чичикова приобретателем, и в какой-то мере оправдал его: «Приобретение — вина всего; из-за него произвелись дела, которым свет дает название не очень чистых». Но больше всего писателя расстраивает тот факт, что такие приобретатели безропотно принимаются окружающими за порядочных людей: «Но не то тяжело, что будут недовольны героем, тяжело то, что живет в душе неотразимая уверенность, что тем же самым героем, тем же самым Чичиковым были бы довольны читатели. Не загляни автор ему в душу, не шевельни на дне ее того, что ускользает и прячется от света...».




See also: