1. Контрастность образов.

2. Дикий напев цыганской песни.



3. Несвободная душа Алеко.

Ничто великое в мире не совершалось без страстей.

Г. Галилей

В своем творчестве А. С. Пушкин обращается к природе страстей. Он, словно ювелир, пытается рассмотреть все грани и оттенки такого магического и в какой-то степени губительного чувства. Подобная тематика выявляется во всем творчестве писателя. Это не только любовные переживания, но и страсть игры («Пиковая дама»), страсть изведать новые горизонты человеческой природы («Маленькие трагедии»). Самыми же загадочными являются южные поэмы, наполненные романтическими представлениями о жизни, в которой непременно горят свои страсти. Так поэму «Цыганы» Д. Д. Благой называет драматизированным произведением. В нем человек проживает насыщенную жизнь, наполненную страстями и любовью. Для создания такого впечатления от произведения поэт использует различные приемы.

В поэме «Цыганы» А. С. Пушкина, по мнению критика, драматичность положения создается благодаря контрастности образов. Писатель словно рисует определенное обрамление для новой картины страстей. Это видно в изображении образа даже одного героя — Алеко. Внешне он остается спокоен и холоден даже в тот момент, когда попадает в табор, где царили дикость и нестройность, создававшие живую и неспокойную жизнь. Но со временем молодая цыганка смогла заронить в его душу огонек любви, который превратился в пламя страсти.

— Но боже! как играли страсти

— Его послушною душой!

С каким волнением кипели

В его измученной груди!

Так, Алеко страсть начинает рисовать своими особенными красками. Герой понимает, что вырвавшись из пустых и душных городов, освободился от цепей, которые его сковывали долгое время. Он впустил в свою измученную душу свободу и новый мир, который открывала ему юная Земфира. Но старый цыган предупреждает его о том, что не каждому дано открыть свой душевный мир свободе. Это не удается сделать и Алеко.

Проходит всего два года и в Земфире загораются новые чувства и страсти. Но теперь их зажег не Алеко, а молодой цыган, который с детства предан такой же воле и свободе, как и она сама. Возможно, в душе гостя место оставалось не только пламенным чувствам, но и той тоске, которую он приобрел на родине. Цыгане же довольно-таки быстро забывают о прошлом и находят в себе силы, чтобы вытеснить из своего внутреннего мира все неприятности.

Так и поступил старый цыган, когда от него ушла Мариула, мать Земфиры. Он просто смирился, так как понимал, что не сможет ничем затушить новый огонь страсти. Эту историю мы знаем со слов самого рассказчика. Но то, через что пришлось пройти самому Алеко, нам рассказывает автор произведения. И мы понимает, что о такой большой огонь страсти можно только обжечься, даже есть ты его будешь просто тушить.

А. С. Пушкин разделяет рассказ о новом чувстве Земфиры на две части. Одна из них песня, которая позволяет высказать все свои чувства, а другая короткие встречи с цыганом, где нам слышны отдельные реплики, подтверждающие слова музыкального произведения.

Земфира вкладывает свою душу в исполнение старинного напева. Поэтому страстная мелодия не только раскрывает нам внутренний мир героини, но и служит своеобразной завязкой драматической ситуации. То есть изначально отношения между возлюбленными строятся на пламенной песне юной цыганки. Однако именно описанный в мелодии сюжет и становится своеобразной иллюстрацией для будущего развития событий.

Старый муж, грозный муж,

Режь меня, жги меня:

Я тверда; не боюсь

Ни ножа, ни огня.

В песне Земфиры слышен «дикий напев» подлинника. И Алеко внутренне догадывается о чем поет его жена, но не может остановить ни ее пения, ни своего волнения. Но Земфира продолжает несмотря на то что муж хочет остановить ее. Свою страсть к другому она уже не может хранить в себе. Поэтому решает ее выплеснуть в словах песни. Это приоткрывает нам вольный и страстный характер самой женщины. Недаром А. С. Пушкин в качестве главной героини выбирает именно цыганку. Только она, а не светские барышни, которые встречались Алеко в другой жизни, способна на отчаянный поступок: отдаться целиком чувству, не внимая голосу разума. И ее новый возлюбленный имеет такие же черты. Поэтому она создает в своей песне пылкий образ молодого человека.

Он свежее весны,

Жарче летнего дня;

Как он молод и смел!

Как он любит меня!

Пушкин располагает песню Земфиры в центре поэмы. Она становится своеобразным ключом, который словно разделяет повествование на две части. То есть то, о чем мы догадывались в первой части приводится в самой песне. В то же время дальнейшая жизнь героев идет точно по песенному сценарию.

Алеко не может понять, откуда появилась такая странная песня. Но старый цыган рассказывает ему о том, что этот напев Земфира слышала тогда, когда мать ее качала в люльке. То есть это традиционная песня, которая отражает страстную и дикую жизнь кочевого племени. А ведь ничто так не* раскрывает внутреннюю сущность того или иного народа, как его песни. Вольная и свободная жизнь цыган создает особую атмосферу в их душе, в которую может входит как добрый попутный ветер, пестрая жизнь табора, так и собственные пылкие чувства.

Однако старый цыган смог смириться с потерей любимого человека. Ведь женское сердце может любить только шутя. Но Алеко не останавливается на этом. В его душе Земфира заронила такой огонь, который он не может погасить даже в ночное время. Герой и во сне думает и живет только ей одной. Поэтому Алеко решает обуздать страсть Земфиры к ее любовнику. Но он не понимал одного: это чувство настолько завладевает душой, что в ней совершенно не остается места рассудку. Человек начинает жить только своими эмоциями, голос разума остается ему чужд. Так и происходит в сцене убийства молодого цыгана. Алеко убивает его в ярости, когда находит свою жену недалеко от могилы с другим человеком. Земфира, полная любви к молодому цыгану и потрясенная сделанным Алеко, говорит ему, что ничего не боится:

Нет, полно, не боюсь тебя! —

Твои угрозы презираю,

Твое убийство проклинаю...

Но она не заканчивает свою речь. Кинжал Алеко опускается и на нее. Но и это не помогло герою. Земфира все равно ум^ает любя. Алеко смог убить человека, но то чувство, которое в ней возродил молодой цыган, так и осталось с ней: «Умираю любя». Страсть, снова вспыхнувшая в груди молодой и вольной цыганки, ушла с ней самой. Но своими действиями Алеко убил не только человека, но и частичку своей души и той страсти, которую смогла когда-то заронить в нее прекрасная Земфира.

После этого старый цыган раскрывает тайну страсти и такой дикой и волнующей души природы кочующего народа. В любой ситуации они остаются свободными и добрыми. Эта и есть та почва, на которой расцветает множество чувств. Но Алеко пришел к ним из иного мира, где страсть имеет совершенно другие характеристики. Она не делает людей свободными и прекрасными, а уничтожает их. Но Алеко даже за два года не научился жить по законам кочевого народа. Поэтому старый цыган просит оставить их табор и вернуться к своим.

«Ты не рожден для дикой доли,

Ты для себя лишь хочешь воли;

Ужасен нам твой будет глас:

Мы робки и добры душою,

Ты зол и смел — оставь же нас,

Прости, да будет мир с тобою».

Так А. С. Пушкин показывает, что страсти кипят в любой душе, воспитанной светским миром или свободной и вольной. Прекрасная и ослепительная природа не являются утешением в горе. Наоборот, она становится своеобразным полотном, на котором жизнь может рисовать свою картину страсти. Об этом и говориться в эпилоге поэмы: Но счастья нет и между вами,

Природы бедные сыны!..

И под издранными шатрами

Живут мучительные сны,

И ваши сени кочевые

В пустынях не спаслись от бед,

И всюду страсти роковые,

И от судеб защиты нет.

Для Алеко страсть оказывается губительной. Он не принимает законов той жизни, в которой ему выпал случай оказаться. Он не смог освободить свою душу от того бремени, какое было у него в светской жизни.

В этой поэме А. С. Пушкин показывает нам губительную силу страстей. Они только в первый раз приносят счастье, но потом разрушают не только жизнь отдельных людей, но и душу самого человека. Нам неизвестна дальнейшая судьба Алеко. Но если в памяти цыгана осталась та песня и колыбель с дочерью, то Алеко навсегда сохранит в себе образ кровавого ножа, цвета страсти и потерянной любви. Но он не сможет жить спокойно. Страсти продолжают кипеть в любой жизни, а судьба пишет свой закон, которому должны все подчиняться.




See also: