1. Истоки народности творчества Лескова.

2. Дебют в литературе.



3. История в произведениях писателя.

Я не изучал народ... я вырос в народе на госто мельском выгоне с казанком в руке, я спал с ним на росистой траве ночного под теплым овчинным тулупом да на замашной панинской толчее. Я с народом был свой человек.

Н. С. Лесков

Н. С. Лесков родился в 1831 году в семье небогатого судейского служащего, в селе Горохове на Орловщине. Жила семья в богатом имении М. Страхова — его жена была родной теткой Николая. До восьми лет он путешествовал с бабушкой на богомолья по монастырям, под ее присмотром шло воспитание мальчика. С двоюродными братьями Николай получил образование и светское воспитание. Из имения Лесковы переехали в дом в Орле, рядом с монастырской слободкой — Николай интересовался «духовенными», встречался с ними. В 1839 году его отец ушел в отставку, и семья, продав дом, переселилась на хутор Панино. С детства мальчик был очарован родной природой, русской стариной, народные поверья буди ли в нем воображение. В деревне он жил, пользуясь абсолютной свободой, знал народный быт во всех его проявлениях. Народное творчество, общение с крестьянами дало будущему писателю понимание духовности народа.

После пятилетнего обучения в Орловской гимназии он отказался в 1846 году от переэкзаменовки и был уволен, о чем впоследствии жалел. Отец отдал его писцом в уголовную палату, где перед его глазами прошли тысячи людских судеб. В 1848 году отец Николая умер от холеры. Семью приютил в Киеве дядя по матери, профессор медицины С. П. Алферьев. Николай был зачислен помощником столоначальника по рекрутскому столу Киевской казенной палаты. В 1857 году Лесков уезжает из Киева на службу к другому дядьке в Пензенскую губернию — англичанину А. Я. Шкотту, управляющему графов Перовских и Нарышкиных, Николай должен был сопровождать переселяемых на новые земли крестьян. Как доверенный от фирмы за три года Лесков объехал всю Россию. Его письменные отчеты обратили на себя внимание и вскоре Лескова публиковали в киевских газетах. В литературу он вошел довольно поздно, в тридцать лет. Его приглашают в московскую газету «Русская речь», где он приобретает репутацию талантливого публициста.

Живя в Петербурге, он пишет очерки, фельетоны, литературно-критические обозрения, публицистические статьи, такие как «О рабочем классе», «О найме рабочих людей», «Сводные браки в России», «Русские женщины и эмансипация». Полиция считает его «крайним социалистом и нигилистом», а он, напротив, пишет серию антинигилистических романов и заслуживает у революционеров-демок-ратов репутацию шпиона. Это и разгромное выступление Д. И. Писарева осложняет писательскую судьбу Лескова — журналы не хотят с ним сотрудничать. Писатель тщетно пытался оправдаться, затем уехал за границу, создал исторический памфлет — роман «Некуда». Роман демократы объявили враждебным. Но Лесков продолжал — в 1866 году он пишет роман «Обойденные», где противопоставляет новых людей и обыкновенных. Антинигилистические мотивы прослеживаются также в его романе «На ножах» (1870), где говорится о «мошенниках от нигилизма». Так, в пылу споров, многие произведения тех лет остались незамеченными — «Леди Макбет Мценского уезда», «Воительница», «Старые годы в селе Плодомасове», «Захудалый род».

В его ранних статьях и фельетонах есть характерные приметы времени, национальной истории. Жизненный опыт и «запас бытовых сведений» Лескова постоянно рос, он изумил все религии до тонкостей, в гостях у него можно было встретить представителя любой из них. Он выражает свое мнение о крепостничестве, о героическом характере народа в «Житии одной бабы», «Тупейном художнике», «Юдоли». Чудаки и праведники из народа становятся его героями в «Однодуме», «Кадетском монастыре», «Несмертельном Головане». В повести «Очарованный странник» Лесков описывает героев, открывая в них черты русского национального характера.

Лесков живописует «русскую ширь», ее красоту и многообразие метким колоритным языком. Он предпочитает форму сказа, которая освобождает его от соблюдения литературных канонов, позволяет свободно обращаться с сюжетом. Его рассказчик — русский православный человек, ценящий красоту жизни. В сказовой манере написаны «Запечатленный Ангел» (1872), «Очарованный странник» (1873), «Левша» (1881), «Тупейный художник» (1883).

Герои Лескова — русские православные люди-праведники, с бескорыстно - созерцательным отношением к жизни. Составляющие русского характера для писателя — это мудрость, вера в Бога и добро, чувство красоты, эмоциональная открытость, нравственная интуиция, любовь к жизни и живым существам, забота о ближних, способность на духовный подвиг. Праведники не ждут признания, они ищут идеалы справедливости. Эти люди, по убеждению автора, и творят историю.

История и современная действительность переплелись в произведениях писателя. Поворотным этапом в творчестве стала хроника «Соборяне» об «обитателях старгородской поповки», по сути, обобщенная картина русского национального бытия, показанная через частную жизнь людей. После этого произведения отношение к Лескову меняется в лучшую сторону.

В 1874 году он получил возможность служить и устроился в особый отдел Ученого комитета министерства народного просвещения по рассмотрению книг, издаваемых для народа, где работает до 1883 года. Писатель жил до самой смерти в Петербурге, почти не выезжая. Его похоронили в 1895 году в полном молчании, как он и завещал.

ростью, ни к чему не приводят. Сам государь говорит: «Оставьте..., пусть его отвечает как он умеет». Этим Лесков еще раз подчеркивает, что главное в человеке не внешний вид и манеры (любого можно одеть и манерам научить), а его талант, его умение приносить людям пользу и радость. Ведь именно Левша заинтересовал англичан, а не курьер, хотя тот «и чин имел и на разные языки был учен».

Патриотизм Левши даже в его наивной простоте вызывает искреннее сочувствие и уважение. Он постоянно подчеркивается автором: «Мы все к своей родине привержены», «У меня дома родители есть», «Наша русская вера самая правильная, и как верили наши праотцы, так же точно должны верить и потомки». Даже чай англичане ему налили из уважения «по-русски, вприкуску с сахаром». И что только не предлагали они Левше, ценя его талант и внутреннее достоинство, но «ничем его англичане не могли сбить, чтобы он на их прельстился...».

Его тоска по родине тем сильна, что никакие удобства, явства, новшества не могли удержать Левшу на чужбине: «Как вышли из буфета в Твердиземное море, так стремление его к России такое сделалось, что никак его нельзя было успокоить...». И что могло быть досадней, плачевней и нелепей поведения Левши на корабле при возвращении из Англии? «Анархически-хмельная стихия» сыграла трагическую роль в его судьбе.

Судьба героя Лескова глубоко трагична. С каким безразличием он встречен на своей родине! Левша гибнет бессмысленно и безвестно, как нередко случалось в русской истории погибали удивительные таланты, пренебреженные современниками и горько оплакиваемые потомками. «Везли Левшу так непокрытого, да как с одного извозчика на другого станут пересаживать — все роняют, а поднимать станут — ухи рвут, чтобы в память пришел. Привезли в одну больницу — не принимают без ту-гамента, привезли в другую — и там не принимают, и так в третью, и в четвертую — до самого утра его по всем отдаленным кривопуткам таскали и все пересаживали, так что он весь избился». Будучи уже при смерти Левша думает не о своей жизни, а о своем Отечестве и просит передать государю то, что больше всего поразило его у англичан: «Скажите государю, что у англичан ружья кирпичом не чистят, пусть чтобы и у нас не чистили, а то храни Бог войны, они стрелять не годятся».

Сказ о Левше, подковавшем стальную блоху, вскоре после написания стал в России преданием, а сам герой — символом удивительного искусства народных умельцев, подлинным типом русского народного характера, его удивительной душевной простоты, внутреннего человеческого достоинства, талантливости, терпеливости и честности. Сам писатель соглашался с обобщающей мыслью рецензента «Нового времени», что «там, где стоит «левша», надо читать «русский народ».




See also: