1. Маленькие пешки в большой игре.

2. Значения игры для второстепенных персонажей.



3. Бездуховная сущность трех карт.

Мы всегда стремимся к запретному и желаем недозволенного.

Овидий

Повесть А. С. Пушкина «Пиковая дама» была написана в Болдино в 1833 году. Тишина и уединение, царившие в этот период вокруг писателя, позволяют искать ответы на многие вопросы, которые и раньше стояли перед ним. Проблема ценности нравственных законов рассматривается в «Маленьких трагедиях» писателя. Подобные же вопросы поднимаются и в произведении «Пиковая дама». В нем снова вступают в противоборство духовная и материальная составляющие жизни. Но не менее важное место занимает мотив игры в повести. Каждый из героев если не ведет игру, то вовлекается в нее с помощью других персонажей. Таким пассивным игроком становится Лизанька, которая является всего лишь определенной ступенью для достижения Германном своей цели — узнать заветную тайну трех карт. Но девушка всем сердцем, искренне любит главного героя. Она надеется, несмотря на причиненную боль, что может растопить его сердце своими слезами. Но ее слова и мольбы так и не были услышаны молодым человеком: «Германн смотрел на нее, молча: сердце его также терзалось, но ни слезы бедной девушки, ни удивительная прелесть ее горести не тревожили суровой души его. Он не чувствовал угрызения совести при мысли о мертвой старухе. Одно его ужасало: невозвратная потеря тайны, от которой ожидал обогащения». Его сердце находилось во власти игры. В нем не было места чувствам и тем более жалости к человеку, которому он принес столько горя.

Такой же пешкой в игре становится и графиня Томская. Германн не только словами, но и с помощью пистолета старается выведать у нее тайну. Герой готов на все, даже встать перед старухой на колени и умолять. Германн любыми средствами хочет узнать эту тайну. Однако старуха умирает, не назвав ему заветные три карты. Но в этот раз молодого инженера мучают муки совести. Он хочет попросить у графини Томской прощение, поэтому отправляется на похороны. Автор отмечает очень важный момент, что Германн совершенно не чувствует раскаяния: «Не чувствуя раскаяния, он не мог однако совершенно заглушить голос совести, твердивший ему: ты убийца старухи!» Но раз он все-таки пришел, то старуха решает, что для молодого человека еще не все потеряно. Она открывает ему тайну трех карт (тройка, семерка, туз), но ставит свое условие: он должен жениться на Ли-заньке. Это позволило бы графине позаботится о своей воспитаннице. У Германна же появляется новый шанс не только получить заветное богатство, но и искупить свой нравственный грех перед девушкой и старухой. Ему предоставляется возможность через игру не потерять свою душу, а, наоборот, наполнить ее смыслом, который привнес бы в нее мир и покой.

Но никто из героев, которые давали шанс Германну, не поняли, что такое послабление не принесет желаемого результата. Об этом говорит Томский: «Этот Германн — лицо истинно романическое: у него профиль Наполеона, а душа Мефистофеля. Я думаю, что на его совести по крайней мере три злодейства».

Не даром для характеристики главного героя используются подобные определения. Наполеон — французский полководец, жаждущий завладеть всей Европой. Мефистофель — злой дух, предлагающий человеку власть и знания в обмен на человеческую душу. Их всех объединяет одно — желание достичь своей цели любым путем, не задумываясь о том, как это может отразиться на других. Но в жизнь Германна также постоянно вторгаются карты, то есть игра, которая осуществит все его желания.

Другие персонажи тоже играют в карты, но они знают меру. Для них деньги и власть не становятся самоцелью. При этом карточная игра — это всего лишь повод собраться вместе. Вот что говорит о своем проигрыше Сурин: «Проиграл, по обыкновению. Надобно признаться, что я несчастлив: играю мирандолем, никогда не горячусь, ничем меня с толку не собьешь, а все проигрываюсь!» Но именно на одном из таких спокойных вечеров мы знакомимся с Германном. Несмотря на то что он так и не брал в руки карты, игра его сильно занимает. Но здесь он еще сохраняет рассудительность и не готов «жертвовать необходимым в надежде приобрести излишнее».

Однако Томский вспоминает о том, что однажды его бабушка узнала тайну трех карт и смогла не только отыграться сама и вернуть долг, но и помогла Чаплицкому, который обязался больше не играть. Эта история подтолкнула Германна к игре. Она показала, что игра может не только занимать, но и приносить доход. Главное знать, как это можно сделать.

Так в последней части произведения Германн приступает к своей решающей игре. Подобная кольцевая композиция показывает, что мотив игры пронизывает все произведение. Он становится своеобразным фоном, на котором прослеживается отношение молодого инженера к игре. Три карты становятся его спутниками. Они мерещатся ему повсюду: «Тройка, семерка, туз — не выходили из его головы и шевелились на его губах... Тройка, семерка, туз — преследовали его во сне, принимая все возможные виды: тройка цвела перед ним в образе пышного грандифлора, семерка представлялась готическими воротами, туз огромным пауком». И вот для Германна наступил решающий момент: он сел за карточный стол. Герой проделал долгий путь к тому, чтобы узнать эти заветные карты. Он продал свою душу за три бумажки. Мы помним, что образ проданной души связывал с ним еще Томский. Германн поставил на карту все, что только мог. И это не только деньги, но и счастье другого человека. Мы не можем сомневаться в том, что старуха могла назвать неправильные карты, ведь на кону была и судьба Лизаньки. Неизвестно, женился бы на ней Германн после своего выигрыша. Но сам факт, что чья-то жизнь зависит от игры, по сути дела, случая, не должен оставаться в стороне.

Два вечера подряд Германн ставил все, что у него было, и он выигрывал. Когда он пришел в третий раз за карточный стол, то началась своеобразная борьба: «Германн снял, и поставил свою карту, покрыв ее кипой банковых билетов. Это похоже было на поединок». Наверное, в этот миг он вспомнил весь тот путь, который ему пришлось пройти для достижения своей цели. Но этот выжидательный момент автор используется для того, чтобы показать весь накал игры. Германн проделал большой путь. Но только в конце произведения всего в нескольких абзацах автор показал нам решающую игру: «Германн вздрогнул: в самом деле, вместо туза у него стояла пиковая дама. Он не верил своим глазам, не понимая, как мог он обдернуться». В его руках оказалась пиковая дама, которая напоминала графиню Томскую. Германн потерял все. Он наказан не только за свои поступки. Это получил урок на всю жизнь, в которой большое место занимала именно игра во всех ее проявления. Сначала это было пассивное наблюдение, а потом азартная, но расчетливая игра. Несмотря на то что он сошел с ума и попал в Обуховскую больницу, с ним все равно оставались три заветные карты. Игра не оставила его и в новой жизни: «Он сидит в Обуховской больнице в 17 нумере, не отвечает ни на какие вопросы, и бормочет необыкновенно скоро: — Тройка, семерка, туз! Тройка, семерка, дама!..». В конце произведения автор ставит многоточие. Он показывает, что и с концом этой повести, история игры Германна не заканчивается. Инженер продолжает жить в своем мире игры, в который теперь не могут вмешаться ни старуха, ни Лизанька, ни Чекалинский.

В этом произведении автор показывает нам, насколько может быть губительна игра. Ее жертвой является не только сам игрок и все те, кто его окружает. Они становятся пешками в большой игре. Но раз она не завладевает их душами, то они спокойно могут избавиться от нее. В сердце Германна даже после проигрыша остается место только для одной игры. Три заветные карты остаются единственными друзьями в этом мире. Но они всего лишь бумажки, не способные принести счастья. А самым роковым образом для Германна стала пиковая дама. Она укоряет молодого инженера в том, что ради игры он променял любовь девушки на бездушный выигрыш, истинные жизненные ценности на нелепый самообман. А свою душу продал игре, которая никогда не приносила счастья тем, кто не знал меры. Графиня ведь тоже играла, но своей тайной она помогла молодому человеку, который обязался больше не играть. Только для Германна игра стала своеобразным идолом. Но такое почитание А. С. Пушкин ни для своих героев, ни для себя не принимает. Он показывает, что игра способна разрушить не только окружающий мир, но и душу самого человека.




See also: